Supernatural: Bedtime Stories

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: Bedtime Stories » |Партнеры и партнерство| » WoD: The Final Nights


WoD: The Final Nights

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://wodfinalnights.rolevaya.ru/files/0011/8a/47/90750.jpg

0

2

ОЧЕНЬ НУЖНЫ!

Elias Martinsson | Элиас Мартинссон

http://wodfinalnights.rolevaya.ru/files/0011/8a/47/50944.jpg

Возраст: 412 лет
Внешность: Ewan McGregor
»Должность: Князь в Лос-Анджелесе
Клан: Вентру
Дисциплины: Присутствие (остальные по выбору)
Концепция: Политик
Натура: Одиночка
Маска: Конформист
Путь: Человечность


«Control of the Cursed is my burden, not yours. But you should ask yourselves if your Eternal life brings common good to Kain's Children, or hurts them. I've already delivered my decision...»

+

Родившийся в богатой семье придворных короля и будучи единственным и самым любимым ребенком, Элиас Мартинссон не знал горестей и недостатка. Его окружала почти что осязаемая и местами даже надоедливая забота, которая сыграла главную роль в его стремлении к независимости, но, несмотря на то, что навязываемая ему любовь часто казалась невыносимой, он никогда не забывал своих родных, а в особенности отца – главного учителя жизни. Когда Элиас был маленький, Мартинссон старший, придворный четы Бернадотт, часто говорил ему: «Деньги приходят и уходят, а уважения утратив не вернуть». Правила, которым учил его отец, Элиас усваивал хорошо, и уже будучи взрослым никогда не гонялся за деньгами, славой, не тратил свою жизнь зря, всецело придерживаясь самым важным в жизни заветам. Среди сверстников его чаще не понимали, чем поддерживали и разделяли взгляды, но одновременно побаивались и  уважали. Последним же он очень гордился, ведь уважение на его взгляд было самым главным украшением человека, не идущим ни в какое сравнение с материальными богатствами. Юный Мартинссон был отзывчивым и в то же время скрытным юношей, всегда был готов помочь нуждающимся, не отказывал, если к нему обращались с просьбой, но никогда не подпускал к себе тех, кто пытался соваться в его личные дела. В целом, он был вполне обычным для своего времени юношей, без каких-либо ярко-выраженных талантов, если не считать его нездоровую целеустремленность. В 18 лет он благополучно женился на одной из очаровательных фрейлин, которая, к сожалению, не могла принести роду Мартинссонов наследника. Этот факт сильно огорчал Элиаса, и он постепенно начал отдаляться от жены, которую он почему-то считал виноватой в бесплодии. Кроме того, эта женщина никак не разделяла его интересов, что ещё больше омрачало её образ в глазах будущего князя, слишком идеализировавшего в то время своё окружение. Но не всё в жизни Элиаса складывалось неудачно, в 23 года он занял пост главного королевского советника, что было неслыханно и почти неприлично – редко, когда молодые люди могли оказаться в таком же положении, как этот «хитрец Мартинссон». В действительности подобное было практически невозможным, но то самое уважение, которое Элиас так ценил и добивался, помогло ему построить свою карьеру наилучшим образом. Но, как известно, у любой медали есть обратная сторона, зачастую совершенно не привлекательная и разочаровывающая. Никто не отменял завистников и сплетников, мечтающих насолить молодому советнику, что им практически удалось. Поползли слухи о том, что семья Мартинссонов не может обзавестись наследником, что кто-то из них двоих болен какой-то неизлечимой болезнью, а так же, самое на тот момент нелепое, что Элиас продал душу дьяволу, чтобы заполучить такую высокопоставленную должность. Большинство из этих сплетен юноша предпочитал игнорировать, но мысль о том, что не помешало бы действительно завести наследника, хотя бы на стороне, не покидала его.
И вот однажды на приёме у короля он познакомился с очаровательной женщиной, которая представилась емк как Микаэла. Она была не только чрезвычайно хороша собой, но еще и блестяще образована и являлась замечательной собеседницей. У них довольно быстро завязался роман, который по всем драматическим законам оставался в тайне от его жены. Но Микаэла была не простым человеком. После двух лет тайных встреч, она  всё же призналась в том, что она вампир. Такой «сюрприз» само собой поначалу шокировал Элиаса, отказывавшегося верить во всё сказанное, но потом ему захотелось стать таким же, как она, так как чувства не позволяли ему представить будущее без своей необычной и, безусловно, опасной спутницы. Кроме того, он считал вечную жизнь не большим, чем прихотью, не совсем осознавая того, что это самое настоящее проклятие. Подобное желание поначалу смущало его любовницу и одновременно будущего сира, но в конце концов Микаэла согласилась дать Элиасу Становление, подбадривая себя тем, что пострадавшим после Тёмных Веков инквизиции Сородичам будет просто необходима новая кровь. Единственное, что удерживало их обоих от Становления, была тяжелая болезнь старшего Мартинссона, а его сын не хотел, чтобы тот запомнил его совершенно другим существом. После его смерти Элиас наконец смог принять Тёмный Дар и тайно покинуть  пределы родной страны, оставив позади себя прошлую смертную жизнь и кучу вопросов, ответы на которые его друзья и знакомые вряд ли нашли.
Шли годы, за время странствий и постижения особенностей перерождения у Микаэлы появлялись свои заботы и цели, равно как и у её спутника и лучшего ученика. В конечном итоге, они оба, спустя века, оказались в Новом Свете, где Микаэла заняла пост князя Нью-Йорка, а Элиас был избран князем Лос-Анджелеса.
В Современные Ночи он продолжает своё правление, опираясь на опыт своих предшественников.

• Принял становление в 27 лет, будучи по тем временам уже опытным мужчиной;
• Даже у царственного клана есть свои недостатки – Сир Элиота передал вместе со своей кровью непереносимость ничьей другой Витэ, кроме как принадлежащей священникам. Иными словами Князь может питаться только кровью священнослужителей;
• Он очень дипломатичен, легко сходится с Сородичами как Внутреннего Круга, так и с независимыми Каинитами;
• Не верит в легенду о Каине и не стесняется говорить о том, что считает её вздором, а все связанные с ней предсказания – дурацкими мистификациями;
• Нисколько не боится появления «Слабой Крови» и считает, что это наоборот предзнаменование нечто прогрессивного, сближающего народ Ночи с людьми, нежели стопроцентное проклятие приближающее Геенну;
• Готов сотрудничать с Катаянами, Инконню, Анархами и прочими сектами для поддержания гармонии и целостности Маскарада;
• Один из немногих, кто не считает Джудит Рив «чудачкой» и находится с ней в дружеских отношениях.

Sebastian Lacroix | Себастьян Лакруа

http://s54.radikal.ru/i144/1202/ce/2c19b0a57c36.jpg

Возраст: 226 лет
Должность: сенешаль
Внешность: Chad Michael Murray
Клан: Вентру
Дисциплины: Доминирование - высший уровень (остальные на выбор)
Концепция: Солдат
Натура: Традиционалист
Маска: Директор
Психоз: Паранойя
Путь: Человечность

"Each minor problem like a grain of the sand, each night I inherit the desert..."

+

Себастьян Лакруа родился в конце 18 века во Франции, в городе Кале. Будучи довольно молодым, служил в армии Наполеона и был обращен одной "достойной личностью" в вампира вскоре после битвы при Ватерлоо. Некоторое время странствовал по Европе, а затем и Африке, где нашёл своего Шерифа - молчаливого наглопера, то есть экзотического африканского тзимицка. В тридцатые годы 20-ого века прибыл в Америку, где быстро начал делать карьеру. Будучи способным, опытным и подающим надежды Сородичем, был провозглашён Князем Лос-Анджелеса сразу после того, как были потеснены Анархи (до этого город был их территорией). Однако это не помогло ему стать безоговорочным лидером центра Калифорнии - Анархи не желали отдавать свои территории за просто так, и, чтобы избежать гражданской войны, Себастьяну пришлось вернуть Голливуд барону Анархов Айзеку Абрамсу. Мудрое на первый взгляд решение подорвало веру юстициариев в Князя, поползли слухи о том, что Лакруа готов заплатить любую цену ради того, чтобы остаться в своей должности.
Прошло всего пару лет, а о Себастьяне во Внутреннем Круге невозможно было услышать ничего хорошего: его обвиняли в ослаблении Камарильской власти в городе, потаканию анархам, приписывали сделки с Шабашом и многое другое.
Союзников Князя можно было пересчитать по пальцам, после нескольких неудачных попыток сместить его, он перестал доверять своим приближенным, оставив в свите лишь Шерифа. В ответ на ужесточившееся надзирание над ним, он ответил тем же, доведя до абсурда традицию Потомства и установив четкий контроль над Сородичами. Однако при определённых обстоятельствах ему пришлось сохранить жизнь одному неонату, обращенному по мнению Князя вне закона. Птенец достойно показал себя в последующей эпопеи с Анкарским саркофагом, реликвией, которой Себастьян дорожил больше чем своей не-жизнью. Этот ящик с сюрпризом был его последней надеждой на возвращение прежнего уважения во Внутреннем Круге. Погубила его собственная паранойя и стечение неконтролируемых обстоятельств, которые и стали причиной его позорного изгнания из города.
Потеряв всё - статус, имя, Шерифа, достойного союзника, а главное веру во что либо в этом мире, Себастьян приобретает психоз - тяжелейшую форму паранойи.
Чтобы избежать возможной Кровавой Охоты, Лакруа почти добровольно покидает пределы Америки и вновь пускается в странствия, на этот раз по Европе, бесцельно прожигая годы своей не-жизни.
В современные ночи он вернулся в Лос-Анджелес, услышав про то, что один из его прежних покровителей-юстициариев мёртв. Новый Князь города принял его поразительно радушно и пригласил на почетную должность сенешаля. Что странно, при подобной форме своего психоза, Себастьян ничуть не удивился и с радостью принял пост правой руки правителя города.

• Себастьян – настоящий карьерист и никогда не упустит своего шанса продвинуться на одну ступень выше
• Ненавидит Шабаш и считает, что дипломатия с ними бесполезна
• Несмотря на печальный опыт с Квей-Джин, он достаточно заинтересован любым сотрудничеством с этой расой, само собой, если это не будет противоречить законам Камарильи
• Страдает тяжелейшей формой Психоза паранойя
• В совершенстве владеет дисциплиной Доминирование

Smiling Jack | Смеющийся Джек

http://s2.uploads.ru/jNT8e.jpg

Возраст: 340 лет
Внешность: Franck Bobinski | Франк Бобински
Должность: Барон
Клан: Бруха
Дисциплины: Могущество, Присутствие (остальные на выбор)
Концепция: Бандит
Натура: Фанатик
Маска: Педагог
Путь: Человечность

“Every time I yank a jawbone from a skull then ram it in an eyesocket, I know I’m building a better future.”

+

Никто почти ничего не знает о бруха десятого поколения, известном под прозвищем "Смеющийся Джек" . Многие полагают, что он мог быть карибским пиратом семнадцатого века. Никому не известны обстоятельства его Обращения, никто не объявил себя его Сиром. Смеющийся Джек отказывается отвечать на любые вопросы о своем происхождении. Пусть Джек и предпочитает внушать, будто он был пиратским капитаном, на самом деле он никогда не поднимался выше второго помощника. Его необузданный темперамент заставлял товарищей-моряков не доверять ему, и ему никогда не удавалось набрать достаточную поддержку, чтобы стать капитаном. Однако его ценили за силу и за верность соратникам-морякам. К моменту, когда ему исполнилось 40 (весьма преклонный возраст для пирата) он накопил достаточно средств, чтобы купить себе прощение и уйти на покой на Барбадосе. Джек пытался остепениться, но после вольной пиратской жизни жесткие законы местных властей раздражали его. Очень скоро ему пришлось податься в бега из-за того, что он избил какого-то сопливого Дона за то, что тот пытался столкнуть его с дороги. Один из местных Бруха, боровшихся с экспансией Вентру в карибском регионе, наткнулся на мертвецки пьяного Джека в портовой таверне и предложил ему вечность борьбы с Донами. Никогда не отказывавшийся от шанса подраться, Джек согласился. С тех пор Джек был активным членом клана Бруха, участвуя во многочисленных кровавых боях с испанцами на Карибах. Он также с некоторым успехом выступал против "власть придержащих" Вентру. В самом скором времени он заработал грозную репутацию как анарх. Двигаясь на север, он продолжал оставаться источником головной боли для князей по всем Соединенным Штатам. На протяжении последних кровавых этапов Мятежа, в ходе которых свергли Дона Себастьяна, Джек активно возглавлял неистовые силы анархов. Сейчас он использует Свободные Страны анархов в качестве своих опорных пунктов, чтобы нападать на князей по всей Америке.
Принимал непосредственное участие в погоне за Анкарским саркофагом и даже, возможно, диаблеризировал покоящегося в нём мессераха. Только благодаря благоразумному выбору неоната, предпочетшего перейти на сторону Камарильи и заручиться помощью Максимилиана Штрауса, жертв террора оказалось куда меньше, чем могло быть.
В Современные ночи Джек продолжает свою агитационную деятельность в переделах Соединенных Штатов, заручаясь поддержкой Сородичей, но по большей части слишком молодых и неопытных.

• Не смотря на века активной деятельности, Джек продолажет оставаться Иконоборцем. Он ничего не любит больше, чем создавать анархию среди вампиров.
• Его жажда крови и насилия таковы, что даже большинство Бруха не доверяют ему.
• Его положение среди более молодых Иконоборцев и некоторое личное обаяние не позволяют, чтобы с ним приключился "несчастный случай".
• Джек обладает огромным влиянием среди молодых анархов, которые обожают его за крутость и безоглядное презрение к Камарилье. Он не воспринимает своих юных последователей слишком уж всерьез, но стремится использовать их в борьбе против Камарильи.
• Возможно, он наплодил больше каитиффов, чем любой другой сородич.

Fabio Estes | Фабио Эстес

http://wodfinalnights.rolevaya.ru/files/0011/8a/47/47126.jpg

Возраст: 308 лет
Внешность: Antonio Cupo
Должность: Наместник Князя в Сан Фернандо
Клан: Ласомбра
Концепция: Рабочий
Натура: Традиционалист
Маска: Победитель
Путь: Гармонии

+

У некоторых Сородичей жизнь начинается после смерти. Так случилось и с Фабио. Он родился в семье итальянских переселенцев. В те времена (XVII-XVIII вв.) правители многих стран отправляли мирное население в собственные колонии на землях Нового Света, но Италии в этом деле заметно не везло. Семейство Эстес было решено перебросить в Южную Америку вместе с другими семьями в 1715 году. Однако из-за шторма судно потерпело крушение близ берегов Северной Америки, в результате которого половина находившихся на борту людей погибла. Малыш Фабио спасся и, вместе со своей матерью и десятилетней девочкой Зои, потерявшей в кораблекрушении свою единственную родственницу – старшую сестру, двинулся в путь. Большую часть своей жизни он провёл в постоянных скитаниях от селения к селению в поисках работы, пропитания и жилья. Его мать скончалась от оспы, а Зои исчезла при странных обстоятельствах. Более-менее стабильная жизнь началась только тогда, когда Фабио исполнилось 22: он устроился на работу конюхом в английскую колонию, получил подобие жилья и приемлемую заработную плату.
Однако «счастье» продолжалось недолго: всего полтора года. В одну прекрасную ночь Фабио почувствовал острую боль в макушке. Последнее, что он услышал - это треск деревяшки, вероятно, сломившейся об его голову. Кто бы мог предположить, что, очнувшись от удара, он увидит перед собой лицо Зои. Сперва Фабио ни единому её слову не поверил, но потом, когда на смену дикой усталости пришел странный всепоглощающий голод… Логично предположить, что никто ни о чем не спросил парня, перед тем, как обращать его в вампира.
Поначалу Фабио хотел уйти от Зои и своего Сира, но они убедили его, что некой организации Саббат нужны любые силы, чтобы выжить. Эстес согласился, но более от безысходности, нежели из солидарности.
Более ста лет он преданно служил Саббату и в начале XX века вступил в войну против Анархов и Камарильи. В ходе войны он познакомился с Элиасом Мартинссоном – сенешалем в Нью-Йорке, которому впоследствии рассказал о своей неприязни к военным действиям и царящему вокруг хаосу. Являлись ли его слова правдой, или это была попытка втереться в доверие к Камарильским верхам, знает лишь сам Фабио. Как бы то ни было, это знакомство пошло ему на пользу: Элиас стал князем Лос-Анджелеса и доверил управление обширной территорией долины Сан Фернандо своему давнему знакомому. Было ли это проявлением симпатии к Саббату, или князь рассчитывал на двойную игру со стороны Фабио, кто знает. Как бы то ни было, сейчас у него два непосредственных начальства, одно из которых требует открытого шпионажа, а второе либо выказывает доверие, либо втайне надеется на тот же сбор информации о противнике.
• На данный момент живёт вместе с Зои, своей «сестрой» по несчастью и Сиром;
• Поначалу хотел выйти на солнечный свет, потому как не видел дальнейших перспектив не-жизни, но дорогу ему преградила его Сир;
• Один раз в жизни спас человека – маленького мальчика, который угодил прямо в логово голодных Саббатовцев;
• Совершенно очевидно, ведёт двойную игру, никому не сообщая о своих реальных взглядах;
• Чрезмерно молчалив: порой из него и слова не вытянешь.

Sascha Vykos| Саша ВикосМуса, Ангел Каина, Хамелеон, Мика Викос, Викос

http://s2.uploads.ru/Tsn0q.jpg*Cooper Thompson

Возраст, дата рождения: 26 лет | 1043 года. 13 мая 976 года.
Клан: Цимисхи.
Дисциплины: Анимализм (4), Прорицание (4), Стремительность (2), Доминирование (5), Стойкость (3), Присутствие (4), Тауматургия (5), Изменчивость (7), Пути Тауматургии: Путь Крови (5), Привлечение Огней (5), Движение Разума (2).
Концепция: Аристократ.
Натура | Маска: Монстр | Мечтатель.
Путь: Путь Смерти и Души (9).
Должность: Примас.
Лояльность: Саббат.

+

Андрогинный Саша Викос – это исследователь-Ноддист, ученый Цимисх и Каинит-чудовище, который вот уже долгое время яростно поддерживает свободу Саббата. Он верховный палач ада и музыкант со скальпелем. Саша понимает все нюансы физических чувств и нервов, и способен наилучшим образом повлиять на них. Он так же существо, которое любит изучать, и обладает коллекцией книг и артефактов, которой позавидует любая академия. Враги Саши, в том числе и Гангрел Беккет и Малкавиан Анатоль, что в Шабаше у него культовый статус, а члены секты подражают ему. Истина же заключается в том, что Саша гораздо более чудовищен, чем его возраст. Мало, кто способен понять великие схемы ронина-примаса Саббата.
Саша Викос, которого звали Муса еще до того, как он сам себя кастрировал, жил завидной жизнью в славной Византийской Империи. Рожденный в Карпатах в знатной семье, Муса выглядел предназначенным к великим делам с малых лет. Когда он был еще ребенком, его припадки привлекли внимание Дома Тремер из Ордена Гермеса. Он научился основам колдовства и проявил себя в качестве умелого ученика, что вызвало зависть у мага по имени Горатрикс. Он предал Мусу Каинитам Цимисх, что повлекло за собой вовсе не то, чего он ожидал, и вскоре юноша сам стал Извергом.
Со временем Муса начал ненавидеть собственный клан и с помощью своего сира, Симеона, который был ренегатом Цимисхи бежал в Константинополь. Великие книги из Александрии стали безмолвными учителями Мусы, а политические деятели при дворах Византии научили его тонкостям влияния. Как и другие Каиниты города, Муса был влюблен в Тореадора Михаила и видения божественности Старца. Однако ни Константинополь, ни Михаил не продержались слишком долго. Когда Четвертый Крестовый поход разрушил город, Муса и его сир бежали в крепость Цимисхи на Балканах. Не смотря на то, что они оставили наследие Михаила за собой, он оказывал влияние на Мусу даже после своей Окончательной Смерти.
В те годы, которые Муса провел в Константинополе, Михаил распалил его жажду знаний. Целью Михаила было сделать юного Цимисхи ходячей летописью Константинополя, его видения Рая на Земле. Без ведома Мусы, Михаил влил в него свое видение и необходимость защищать наследие Константинополя. Муса стал Архитектором Михаила, и принялся создавать новое царство без ошибок прошлого. Муса решил воплотить мечты Михаила, создав живую империю из плоти, а не из камня. Его город должен был стать обществом Каинитов, которое зиждилось на столпах из крови и костей. Его участие в создании Саббата было первым шагом на пути к этой цели.
Во время восстания отступников, более известного как Восстание Анархов, вампиры атаковали крепости старейшин и уничтожали все, что было связано с бывшими хозяевами. В это же время Муса изображал из себя чудовище, мучая Симеона, он выпивал и извергал обратно своего сира, пока наконец не диаблеризировал его, однако в то же время он взял на себя роль ученого, спасая книги с риском для собственного существования. Во время восстания Муса помогал своим союзникам, Лугожу и Велье, и оказал существенную помощь зарождающемуся Саббату в качестве примаса.
В течение веков Саша (так Муса переименовал себя вскоре после нападения на деревню Торнс) служил секте в качестве ученого и воина. В обеих ролях он выступал, действуя в качестве странствующего примаса, однако его манера давать советы скорее походила на раздачу четких «указаний», а не на рекомендательные советы. В качестве ученого он поддерживал древние библиотеки и хранилища на Балканах, так же Саша является союзником членов Шабаша старой закалки, которые ценят его тягу к знаниям. В качестве воина Саша так же является грозным инструментом воздаяния. Со своими знаниями Изменчивости и Тауматургии он может одолеть почти любого противника. Однако обычно он предпочитает захватывать врагов живыми, а не убивать их. Многие пленники Саши попеременно испытывали то ужасные муки, то экстатическое удовольствие в течение десятилетий. Часто его жертвы не могут понять, пытают их или же насилуют.
В этом жестоком свете Саша и предстает перед молодыми членами Саббата. В свою очередь секта является оружием для Саши, живым заграждением против прожорливых Патриархов, противников в его игре. Каждая смерть, которую он приносит, усиливает Саббат, каждая пролитая капля крови является частью портрета Бога, каждый агонизирующий крик является гвоздем для райского города неживых. Поэтому он знает, как кричит каждый из нервов, сколько крови вытекает из ран и сколько жира можно выдрать из смертного тела прежде, чем оно умрет.

• Саша обладает чуждой красотой. Даже профессиональный художник может быть не в состоянии уловить жестокое выражение его лица.
• Черные татуировки на его теле являются надрезами на коже, которые могут открываться подобно беззубым ртам младенцев. Навыки Изменчивости Саши позволяют ему говорить и при помощи этих ртов, создавая хор из собственного голоса
• Наиболее неотразимой частью внешности Саши являются его глаза. Он никогда не моргает и не отводит взгляда, он просто смотрит.
• Саша смотрит на людей, как смертные смотрят на золотых рыбок – с отвлеченным интересом; а их жизнь или мгновенная смерть зависит от того, насколько долго они будут полезными для него.
• Его разумом владеют чистые и аналитические наблюдения, а не фантазии психопата. В глубине души он ученый – практичный, дотошный и бесстрашный.

Vincent Day | Винсент ДэйТемный рыцарь

http://s2.uploads.ru/Hgljc.jpg*Ben Barnes

Возраст, дата рождения: 35 лет | 727 лет. 8 декабря 1292 года.
Клан: Отступник Вентру.
Дисциплины: Прорицание (2), Доминирование (2), Стойкость (3), Могущество (3), Присутствие (2), Тауматургия (3), Пути Тауматургии: Путь Крови (3), Онейромантия (2), Управление Духами (2).
Концепция: Священнослужитель.
Натура | Маска: Рыцарь | Фанатик.
Путь: Путь Власти и Внутреннего Голоса (9).
Должность: Паладин.
Лояльность: Саббат.

+

Винсент Дэй был третьим сыном английского лорда, и ему самой судьбой было предназначено служить церкви. Когда Винсент подрос, отец посла его к монахам в Кентерберийский собор. Однако юноша не хотел становиться священником и бежал во Францию. Он воспользовался своим титулом, чтобы стать тамплиером и вскоре отправился в Левант.
Винсент начал терять свои иллюзии, когда понял, что у христиан земля уходит из-под ног. Крестовые походы были безысходной битвой ни за что. Жестокость и кровопролитие разрушили его идеализм, и он вернулся в Европу с отступающими тамплиерами. Возвратившись во Францию, он направился в паломничество в Рим, чтобы восстановить свою утраченную веру.
Однако сама Италия, а не Церковь, укрепила его веру. Со своей впечатляющей архитектурой, культурой и ученостью она весьма отличалась от крестьянской Англии. Пока Винсент был в Италии, французский король Филипп Четвертый от имени церкви обвинил тамплиеров в ереси. Услышав об этом, Винсент решил оставить орден и вернуться в Англию, чтобы наладить там свою жизнь.
Винсент вернулся, как блудный сын, и был с радостью принят в поместье своего отца. Однако его вновь найденный идеализм не продлился долго. В Англии появился парламент, однако на само деле ничего не изменилось. Он впал в депрессию и стал напиваться ликером.
Леандер Фиппс изменил все это с помощью жестокого Становления. Он открыл Винсенту глаза на тех, кто действительно правил – Каинитов. Винсент думал, что став вампиром, он получил силу, способную изменить этот мир, однако, вскоре понял, как ошибался. Вампирское общество оказалось еще более автократичным, чем смертное. Вся власть принадлежала нескольким старейшинам, и они относились к своим детям как к инструментам или пушечному мясу, и Леандер ничем не отличался от них. Винсент безмолвно страдал, ожидая возможности восстать против своего сира.
В конце концов, вампирское общество достигло точки кипения. Объединившись с единомышленниками, Винсент принял участие в Восстании Анархов, чтобы сбросить иго старейшин. Всего лишь одним ударом меча он избавил своего сира от головы, а себя – от «оков рабства», которые тот наложил на него. Винсент воспринял новости о Торнском Соглашении и создании Камарильи как личный вызов. Он столько сражался, но почти ничего не изменилось. Старейшины по-прежнему правили молодыми вампирами.
Саббат наконец-то дал Винсенту цели, о которых он всегда мечтал. Он оставил Англию и отправился в качестве одного из членов этой зарождавшейся секты. Он привнес идеалы своих смертных дней, когда он был тамплиером, в секту и помог создать Путь Соглашений Чести. Он снова стал храмовником, но на этот раз с куда более злобным хозяином. Его образцовое поведение привлекло внимание Верховного Инквизитора, и тот приобщил его к своей работе.
Теперь Винсент служит Инквизиции в качестве телохранителя, посла и боевика, однако он отказывается стать ее полноправным членом, чтобы интересы этой фракции не мешали ему исполнять свой долг перед сектой. Когда Винсент Дэй появляется в городе, то обычно неуправляемые члены Саббата не только слушаются, но и повинуются, так как репутация Винсента опережает его.
• Винсент держит себя с такими властностью, честью и достоинством, что мало, кто в современном мире может сравниться с ним.
• Многие в Саббате существуют лишь для собственного удовольствия, однако Винсент выше их.
• Он считает себя темным рыцарем. Возможно, Бог отвернулся от него, но великое зло все еще существует в этом мире и с ним нужно сражаться.
• Искренне верит во все предзнаменования Геенны, существование Патриархов, сошествие Каина, дни без солнца для смертных, и крови для Сородичей. Он тщательно наблюдает за всем вокруг и абсолютно готов реагировать соответственно.

Lucinde| Люсинда

http://s2.uploads.ru/IYDfa.jpg*Imogen Poots

Возраст, дата рождения: 18 лет | 381 год. 1 июня 1638 года.
Клан: Вентру.
Дисциплины: Прорицание (2), Доминирование (3), Стойкость (3), Затемнение (2), Могущество (2), Присутствие (5), Тауматургия (3).
Концепция: Святая невинность.
Натура | Маска: Архитектор | Традиционалист.
Психозы: Фуга.
Путь: Человечность.
Должность: Юстициарий.
Лояльность: Камарилья.

+

Люсинда ничего не помнит о своей жизни до того, как она получила Становление от Северуса, юстициария Вентру. Он избрал ее в качестве своего архонта, и она быстро выучила его уроки и отточила свою интуицию то потрясающей остроты.
Люсинда служила практически каждому юстициарию Вентру – иногда по их запросу, иногда по собственной инициативе.
Люсинда восстала из топора и обнаружила, что ее бывший любовник Михаэлис стал юстициарием. Она разыскала его – и оказалась привязана узами крови к Сетитше Кементири. Когда Тремеры узнали об этом, они вызвали ее на конклав в Мюнхен. Конклав объявил глобальную кровавую охоту на Кементири и на нем был создан Красный Список, перечень наиболее разыскиваемых Камарильей Сородичей. Люсинда была назначена первым аластором (агентом, который охотится на вампиров из Красного Списка), и ее отправили охотиться всеми за анафемами, кроме Сетитши, которую ей запретили преследовать.
Тем не менее, она безуспешно много лет охотилась за Кементири, желая тайно предложить ей свою преданность. Люсинда поймала и уничтожила множество врагов Камарильи, но Сетитша ускользала от нее. Она поняла, что для Кементири она была лишь удобным инструментом и что Сетитша отбросила ее, когда в ней больше не было надобности. Это прозрение лишь усилило ее решимость. Ее любовь заменилась пламенной ненавистью к Змее. Тем не менее, ей понадобились годы, чтобы разорвать узы, и возможно это удерживало ее от поисков Кементири. Когда же она, наконец, освободилась, то была уже слишком измотана, чтобы продолжать свою охоту. Люсинда на несколько лет впала в Торпор.
Люсинда пробудилась осенью 1994 года и обнаружила первый признак Кементири, к которой она некогда была привязана узами крови – письмо к анафеме. В нем упоминалось еще несколько анафем и говорилось о попытке создать союз между теми, кто занесен в Красный Список.
Обеспокоенная письмом, но не желающая оставлять этот след, который вел к ее добыче, Люсинда решила не показывать письмо Внутреннему Кругу или юстициариям. Вместо этого она сама решила идти по следу. К несчастью, след уже остыл, и она не обнаружила ничего кроме быстро покинутых убежищ, оборванных связей и жестоких устранений следов присутствия.
Наконец уставшая и расстроенная, она показала свою находку Внутреннему Кругу на конклаве в Венеции. Они долго расспрашивали ее касательно упущенных ею вампиров: возможно, это письмо было лишь обманом, ложным следом для аласторов, или неким тайным заговором, который связывал анафем с лидерами Саббата? После ее свидетельств Люсинду отпустили, и старейшины остались наедине обсуждать свои дела.
Когда конклав назначил Люсинду юстициарием Вентру, никто не был так удивлен, как она сама. Чувство долго заставило ее принять это назначения, не смотря на изначальные опасения. Люсинда гадала о причинах своего назначения – возможно, ее избрали для особой цели, например чтобы охотится за вампирами из Красного Списка. Разумеется, она знала об этих преступниках больше, чем любой другой старейшина. Так же она верила, что ее расследование могло затронуть что-то более глубокое, чем она думала прежде – например знаки пробуждения Патриархов или приближения последних ночей. Как бы то ни было, Люсинда страстно желала дальнейших ответов.
Люсинда назначила несколько архонтов еще до окончания конклава, и они исчезли немедленно после его окончания. Первые слухи о них появились лишь несколько месяцев спустя. В салонах Северной Америки старейшины принялись шептать, что юстициарий заслала своих шпионов в города, чтобы наблюдать за князьями, чья лояльность Камарилье была под сомнением.
Первым и единственным ощутимым признаком деятельности Люсинды стала жестокая битва между тремя Сородичами и каким-то чудовищным существом в парке Гриффит в Лос-Анджелесе. В этом покрытом туманом месте Люсинда и ее архонты вышли на след Самеди Дженины. Эта анафема была опасной серийной убийцей, которая ставила под угрозу Маскарад, оставляя своеобразные стихи на мести своих преступлений. Битва длилась почти полчаса, прежде чем архонтам удалось всадить в Дженину кол и обездвижить ее. Месяц спустя Люсинда представила Дженину Внутреннему Кругу, а затем исчезла, отправившись на новые поиски.
• Люсинда выглядит как невинная девушка, если конечно не смотреть ей в глаза. Она всегда носит перчатки, чтобы скрывать «знак зверя», метку трофея, которой отмечаются аласторы.
• Она решительно исполняет все свои обязанности и особенно хочет уничтожить Кементири. Грезит о ночи, когда всадит в Кементири кол и оставит ее на солнце. Если кто-то предложит Люсинде помощь или информацию, которая сможет привести её к Кементири, то она примите ее.
• Берет ситуацию под свой контроль и не дает никому поводов сомневаться в ней самой или в её правосудии.
• Люсинда чувствует, что в некотором смысле должна Тремерам, так как это они разузнали о её рабской привязанности к Кементири, однако она не собирается уступать им.

César Holfield | Цезарь ХолфилдОтброс, Мусор, Дитя Последних Ночей

http://s2.uploads.ru/g1yJE.jpg*Jared Leto

Возраст, дата рождения: 18 лет | 41 год. 12 марта 1978 года.
Клан: Каитифф.
Дисциплины: Прорицание (1), Затемнение (2).
Концепция: Ночной житель.
Натура | Маска: Одиночка | Брюзга.
Путь: Человечность.
Должность: Приёмыш.
Лояльность: Камарилья.

+

Будучи вторым из трех братьев, Цезарю было тяжело привлечь внимание своих родителей. Его старший брат нарушал все правила, и ему доставался весь гнев родителей. Его младший брат хорошо учился, и получал все их восхищение. Цезарь же не мог ничего предложить своей семье. Он не совершил преступления и не учился хорошо, поэтому он был невидимым средним сыном.
Цезарь искал друзей среди одноклассников, но они были слишком скучными. Все что им нравилось – спорт, видео игры, учеба, даже девушки не слишком интересовали его. Большинство товарищей считали его странным, если они его вообще замечали. Цезарь снова оказался невидимым посреди моря людей.
После школы пришло время колледжа, но для Цезаря Холфилда мало что изменилось. Учеба угнетала его еще больше, чем прежде, и его посещаемость прекрасно демонстрировала это. Цезарь спал допоздна, пропускал занятия, заваливал тесты, и все это не слишком беспокоило его. Дома его тоже никто не замечал, и лишь через шесть месяцев родители узнали, что его выгнали.
Лишь жизнь на улице как-то расшевелила Цезаря. Вопросы выживания держали его в напряжении, но необходимость этого нагоняло на него тоску. Цезарь отверг всю свою жизнь и оставил родителям на автоответчике сообщение, что «отлучится ненадолго».
Ни о чем сильно не задумываясь и ища кого-то, кто мог бы ему посочувствовать, он встретился с молодой девушкой. Ее звали Джослин, и она согласилась поговорить с ним, если он ее угостит. У Цезаря оставалось немного денег, он купил ей выпить и они немного поговорили. Затем она пригласила его к себе, в небольшую квартирку недалеко от бара. Здесь она проявила свои истинные мотивы – она поцеловала его в шею (на которой по ее мнению была странная родинка) и запустила пальцы в его волосы. Она попросила больше наличности, если он хотел «весело провести время». У него ничего не осталось, и поэтому она немедленно выставила его вон.
Жалкий и без денег, Цезарь вернулся в парк, о котором он думал как о доме. Он посмотрел на листья, разбросанные вокруг тропинки, и попытался найти теплое место. Когда за ним последовала тень, он подумал, что пришел его конец в виде грабителя или психопата. Он почувствовал острую боль в шее, а затем ощутил, как из него высасывали жизнь, а после влили ему новую жизнь в глотку. Нападение окончилось столь же внезапно, как и началась, и Цезарь снова дрожал в темноте, глядя на разбросанные ветром листья.
На следующее утро Цезарю пришлось искать убежище на ближайшем складе. Он больше не мог находиться под лучами солнца. Его аппетит был заменен жаждой крови, но не слишком-то сильной. Цезарь понял, что нападение превратило его в вампира, и бессмертие привлекало его столь же слабо, как и смертность.
В эту зимнюю ночь с Цезарем произошло еще одно значительное изменение. Впервые его товарищи смогли выделить его из толпы. В течение недели его нашла Джослин, однако, на этот раз ее реакция была совсем другой. Она была шокирована тем, что с ним стало. Он объяснила, что хотела выпить его крови, но в конце почувствовала жалость к нему. Она посвятила его в некоторые базовые правила и понятия общества вампиров.
Джослин думала, что нашла в Цезаре друга, но на следующую ночь он исчез. Она начала искать его, имея лишь его имя и описание внешности – единственной его отличительной чертой была родинка в форме полумесяца на шее. Разумеется, его никто не видел. Она продолжила его поиски, связываясь с другими Сородичами и давая им его описание.
Тремеры в течение долгого времени изучали пророчества Каина, которые были изложены на страницах Книги Нод. Когда до них дошел слух о вампире с родинкой в форме полумесяца, их сердца почти забились снова. Некоторые отрывки Книги говорили о том, что подобная отметина является предзнаменованием Геенны. Внутренний Круг был безо всяких колебаний извещен об этом, и на конклаве было постановлено отыскать вампира с этой отметиной.
Сам же Цезарь остается в неведенье касательно того, как он всех всполошил. Он старается избегать других вампиров, не столько из-за того, что любит свою собственную компанию, сколько из-за того, что не любит компанию других. Его не слишком-то интересуют другие «Сородичи». Их бесконечные тайны и планы слишком запутанные бессмысленны для него. Поэтом до поры до времени ему удается избегать силков Тремеров. Цезарь просто продолжает путешествовать из города в город в поисках витэ и собеседников.
• Если кто-то и считает Цезаря важной персоной, так это Внутренний Круг со своими предрассудками и тряской в поджилках. Они боятся, что Геенна действительно накроет весь Мир Тьмы, и если Цезарь не будет найден, конец света случится в разы быстрее.
• Для него нет ничего хуже собственного существования, однако, инстинкт самосохранения удерживает его от самоубийства.
• Дитя Последних Ночей скитается где-то в районе Лос-Анджелеса. Да, кажется, именно там видели его в последний раз. Что ж, надежда на то, что единственная зацепка в легендах о Геенне сама придёт в руки Сородичам, всё ещё есть.

Aisling Sturbridge | Айслинг Старбридж

http://s2.uploads.ru/1RedT.jpg*Jaimie Alexander

Возраст, дата рождения: 25 лет | 129 лет. 9 октября 1890 года.
Клан: Тремер.
Дисциплины: Прорицание 5, Стремительность 2, Доминирование 3, Стойкость 2, Затемнение (2), Тауматургия (5), Пути Тауматургии: Путь Крови (5), Движение Разума (5), Привлечение Огней (4), Управление Стихией (3), Управление Духами (2), Контрмагия (2).
Концепция: Интеллектуал.
Натура | Маска: Асоциал | Традиционалист.
Путь: Человечность.
Должность: Регент.
Лояльность: Камарилья.

+

Айслинг родилась в 1890 году в Нью-Йорке, в семье банкира. Ее мать умерла, когда Айслинг было два, и ее отец позволил ей расти как шумному ребенку вместе с ее братьями вместо того, чтобы терпеть попытки его жены воспитывать ее. Во время этого долгого периода свободы Айслинг лавировала между мистицизмом, благодаря своему католическому воспитанию, и изучением того, что сама считала нужным. Она обучилась латыни и греческому, чтобы читать оккультные тексты из церковной библиотеки (она убедила своего старшего брата брать для нее там книги). Помимо чтения она общалась с некоторыми оккультистами и посещала их сеансы, и многие из них мало понимали в том, как же им общаться с девочкой-подростком. Когда же семья ее матери поняла, что она вступила в «Просвещенное Общество» или еще в что-то в этом роде, она собралась вместе и приказала ей окончить школу. Вместо этого Айслинг взяла свои сбережения и променяла Викторианскую Америку на декаденствующий Лондон.
Айслинг появилась на оккультной сцене Лондона конца века и ее прекрасные знания привлекли внимание многих, в том числе и Алистера Кроули. Также это привлекло внимание и его будущего сира, Люсьена де Маупассанта, он встретил ее на сеансе в салоне и эти двое стали близкими друзьями. В 1910 Кроули году заметил, что девушка, которая так много лет уступала ему превзошла его в понимании герметических тайн и стала привлекать больше внимания благодаря своим изысканиям и он провозгласил, что она станет его следующей Алой Женщиной. На деле это означало что он просто хотел ее изнасиловать. Люсьен, считая Айслинг своим потенциальны дитя, увез ее от Лондона и хватки Кроули и отправился с ней в путешествие по Европе и Среднему Востоку, чтобы тайно испытать ее и удостовериться, достойна ли она стать Тремером. Когда он был удовлетворен, то привез ее в Вену, дал ей Становление и представил ее остальному клану.
В течение следующих 30 лет или около этого пара служила клану в качестве свободных агентов, передавая послания между капеллами, создавая в них библиотеки и проводя расследования по приказу Внутреннего Совета. Вторая Мировая надолго разделила их, так как Айслинг посещала капеллы в Нюрнберге, Варшаве, Кракове и Дрездене. Ее друзья, которые занимали высокие должности, не знали, что же им следует с ней делать: с одной стороны, ее вопросы о связи Тремеров с нацистским режимом были невыносимы для них, однако с другой стороны она проделала огромную работу, чтобы сохранить сокровища капелл во время воздушных налетов.
В 1948 году ее сир внезапно пропал, выполняя приказ Внутреннего Совета. Согласно слухам в высших кругах клана, Мирлинда послала Айслинг в Америку, чтобы она отвлеклась от этого. Комментарии Айслинг касательно политики Мак Картни и Эры Водолея стали образцами исследований того времени как в самом клане, так и вне его. И не смотря на то, что Айслинг чувствует, что Люсьен убит или же она слышала об этом, она продолжает искать информацию о нем до сих пор.
Последним городом пребывания Айслинг была Атланта, где она присутствовала в качестве помощника регента пока ее внезапно не вызвали в Нью-Йорк. Она прямо на месте была назначена на новую должность, пока кто-то развеивал прах ее предшественника на пляже Шипшед. С всеобщего согласия она стала регентом в ноябре 1996 года.
Айслинг была крайне квалифицированна для работы в Лос-Анджелесе по нескольким причинам. Она хорошо изучила Цимисхи, много времени провела в Восточной Европе и некоторое время командовала силами клана в Венгрии, что сделало ее превосходным оружием против Извергов. Ее работа во время Второй Мировой доказала, что она знает, как вести себя во время войны и что она находчива. Она была достаточно молода, чтобы высшие эшелоны могли пустить ее в расход, однако, и достаточно стара, чтобы к ней относились серьезно. В отличие от многих своих товарищей она не презирала Саббат бездумно, и у нее был свой список преступлений, за которые она хотела посчитаться с этой сектой. Она хорошо знает, что те, кто долго ненавидит своих врагов без особых причин сам становиться похожим на них, и она всячески старалась избежать этого пути.
Однако кое-кто из высших эшелонов начал наблюдать за ней с особым вниманием. Она является одним из самых динамичных и популярных регентов и у нее несколько влиятельных друзей в высших кругах клана. Айслинг безо всяких колебаний обращалась к другим Сородичам за поддержкой и воздерживалась от традиционной замкнутости Тремеров. И поэтому ей приходится всячески избегать полных уз крови к Внутреннему Совету (некоторые боятся, что ее узы атрофировались из-за того, что она слишком рано получила Становление и слишком долго служила в качестве свободного агента). Эти Тремеры-традиционалисты боятся, что если она выиграет войну с Саббатом, то ее провозгласят лордом, и они собираются предотвратить это любой ценой, даже если это повлияет на исход войны.
• Айслинг знает огромное количество языков, а именно - арабский, кантонский, голландский, французский, немецкий, греческий, иврит, венгерский, японский, латынь, мандарин, португальский, румынский, санскрит, испанский, идиш.
• Никогда не бывает слишком самонадеянна. У неё есть те, кому она может доверять, но не слишком. У неё рассудительный ум, который не доверяет ничему, даже «правде», которую ей говорит начальство.
• Айслинг берет что-то от каждого задания, будь то информация, союз вне клана или же просто опыт.
• Любое препятствие, которое встречается ей во время работы, не является неприступным, его можно разрушить либо обойти. И Айслинг до сих пор ищите любое упоминание о Люсьене.

Leila Monroe | Лейла МонроЛей, малышка Монро, мисс Монро

http://s3.uploads.ru/VeSB4.jpg*Natasha Henstridge

Возраст, дата рождения: 28 лет | 105 лет. 27 апреля 1914 года.
Клан: Ласомбра.
Дисциплины: Доминирование (3), Власть над Тенью (2), Могущество (2), Присутствие (2).
Концепция: Слуга.
Натура | Маска: Браво | Фанатик.
Психозы: Мегаломания.
Путь: Власти и Внутреннего Голоса (6).
Должность: Крестоносец, примас | наркодиллер и спонсор порноиндустрии.
Лояльность: Саббат.

+

После жестокого Ритуала Создания Лейла Монро голой выбралась из земли, и заповеди Саббата укоренились в ее сердце. Она стала считать своей святой миссией поделиться с Городом Ангелов тем кошмаром, который представляла из себя не-жизнь в Шабаше.
Лейла была гулем архиепископа Ласомбра в южной Калифорнии, и, будучи рабыней извращенного чудовища, постоянно переносила побои и унижения. Он провела 15 лет в тренировках, прежде чем получила Становление. Ее сир считал Лос-Анджелес гнилой сливой, в которую Саббат был готов вонзить свои зубы. Свободные штаты анархов представляли из себя лишь слабо организованное сборище котерий, а присутствие Камарильи было незначительно. Лейла была инструментом по завоеванию Лос-Анджелеса.
Получив Становление в начале сороковых годов и будучи писаной красавицей, Лейла попала в общество Лос-Анджелеса и прошла словно нож сквозь него. Она отклонила множество приглашений на кинопробы, однако завлекла множество создателей фильмов в свои сети. Она устроила свою базу для операций на одной из студий и имела влияние на создание фильмов ужасов начала шестидесятых, в том числе и тех, что нарушали Маскарад, такие как «Князь вампиров» и «Они среди нас».
В конце шестидесятых она стала внедряться в сферу влияния анархов. Вампиры Лос-Анджелеса были лишь недисциплинированным сборищем, и Лейла с легкостью использовала свой шарм, чтобы переводить котерии под свое влияние и превращать их в стаи Саббата – сперва. Действуя, как поборник равенства, она признавала всех Каинитов, даже Каитиффов, и смогла получить номинальную поддержку вампиров, находящихся вне закона. Ее открытость позволяла ей даже легче привлекать посторонних.
Лейла столкнулась с проблемами, когда она попыталась взять под свой контроль злобные котерии анархов во внутреннем городе в начале семидесятых. Они были бандитами, которые получили Становление в качестве ударной силы, и уважали Саббат не многим больше, чем Камарилью. Стаи Лейлы проиграли несколько схваток с ними, и эта неудача стоила ей должности епископа Лос-Анджелеса. Она вела себя спокойно, когда ее титул передали Пандеру, что должно было стать символом того, что Саббат признает всех Сородичей. Лейла улыбалась во время церемонии, однако в ее крови нарастал неуправляемый гнев. Она решила, что пусть титулы и честь катятся к черту, но она таки добьется влияния в Лос-Анджелесе.
Лейла провела семидесятые и начало восьмидесятых, продвигая свои интересы в индустрии фильмов класса «Б» и фильмов для взрослых, затем она стала расширять свое влияние на торговлю наркотиками и другие сферы. Во время одной из сделок по торговле героином ее интересы пересеклись с теми, кого она окрестила «восточными ублюдками». Группа покупателей исчезла прямо из доков и о них больше никто не слышал. Лейла провела расследование, но смогла лишь найти коготь шести футов в длину.
Лейла никогда не обращала внимание на то, что в Лос-Анджелесе так много азиатов, она рассматривала их лишь в качестве источника наркотиков, однако расследование заставило ее получше присмотреться к ним. К несчастью, любые ее попытки распространить свое влияние на Чайнатаун оборачивались кровавой резней. Постоянные исчезновения ее агентов заставили Лейлу паниковать. Было ли это новое вторжение Камарильи или же возможно что-то более страшное?
Ее вопросы получили ответы, когда к ней прибыл престарелый азиат и назвал себя послом группы вампиров под названием квей-джин. Об этой встрече известно лишь то, что в конце ее бледная и трясущаяся Лейла и старик ушли вместе. Она получила приказ, который запрещал любые дела в Чайнатауне, Каинитам разрешалось посещать его лишь через два часа после захода солнца и запрещалось там питаться. О тех же, кто нарушал эти правила, больше никогда не слышали.
Теперь Лейла играет в выжидающую игру. Епископ сделал несколько заявлений, которые не понравились его начальству, благодаря чему Лейла смогла быстро заполучить титул примас, к немалому неудовольствию епископа. Больше всего она беспокоится насчет слухов, что квей-джин начали выдвигаться из своих азиатских районов, чтобы захватывать новые территории, которые принадлежат ее стаям. Агитация анархов и агенты Камарильи тоже доставляют немало хлопот Лейле, однако она должна заниматься этим, чтобы епископ не начал действовать самостоятельно. Она все еще верит, что может помочь Саббату завладеть всем городом и подтвердить свой титул примаса, однако из-за давление всех обстоятельств она начла испытывать неуверенность касательно своего желания давать Саббату советы.
• Лейла красивая женщина. Она всегда одевается так, чтобы разить наповал (как в прямом, так и в переносном смысле).
• Если бы она смогла переместить баланс в Лос-Анджелесе в сторону Саббата, все бы её мечты сбылись.
• Лейла фанатично привержена принципам своей секты, и она любит говорить о ее преимуществах.
• Не любит политические интриги, но знает, что они необходимы для того, чтобы преуспеть.
• Носит свой титул не из тщеславия, а потому, что это судьба.

Madame Guil| Мадам ГилГоспожа Слёз, Предательница, Палач

http://s2.uploads.ru/egalk.jpg*Catherine Deneuve

Возраст, дата рождения: 16 лет | 449 лет. 19 апреля 1570 года.
Клан: Тореадор.
Дисциплины: Прорицание (6), Стремительность (5), Стойкость (4), Могущество (4), Присутствие (7), Превращение (2), Серпентис (3), Тауматургия (3), Пути Тауматургии: Путь Крови (3), Управление Духами (1).
Концепция: Крестьянка.
Натура | Маска: Монстр | Браво.
Психозы: Мегаломания.
Путь: Человечность.
Должность: Юстициарий.
Лояльность: Камарилья.

+

Единственным юстициарием, которому удалось сохранить свою должность в эти неспокойные ночи, является Мадам Гил, и Внутренний Круг считает ее необходимым злом (крайне необходимым и крайне злобным). Даже среди юстициариев Гил выделяется безусловным отсутствием сострадания: ее способность обнаруживать предателей и преступников в коридорах власти стала поводом для многих ужасных историй.
Девочка, которая позже станет Мадам Гил, родилась среди запустения во Франции, в крестьянской семье. Бедная и обычно голодная, она, тем не менее, расцвела в существо удивительной красоты. Когда ей было 16, то ее обручили с Люком, юношей из соседней деревни, с которым она флиртовала на предыдущей весенней ярмарке.
Однако затем холодные клыки барона Воллгирра отняли у нее жизнь. Воллгирр, который был старым и злобным Сородичем и повелевал целой провинцией, заметил юную будущую невесту, когда она танцевала на празднике урожая. Ее красота что-то расшевелила в его мутной крови, и поэтому он призвал ее в свое имение среди далеких холмов.
Мрачные опасения девушки насчет своей судьбы вскоре переросли в ужас, когда барон раскрыл перед ней свою истинную природу и выпил ее кровь. Получив Становление, она восстала в качестве наложницы барона, однако, это одинаково иссушило ее тело и душу, и от нее осталась лишь жалкая и выцветшая оболочка.
Для Воллгирра его новый приз был лишь крестьянской девушкой, которая сегодня была развлечением, а завтра могла стать обедом. Как же шоком для него было, когда одним вечером он проснулся с колом в сердце, а его замок был объят пламенем. Так Воллгирр и его жертва исчезли из истории.
Дворы Франции времен Ренессанса во многих смыслах были вершиной культуры Сородичей этого региона и вампиры со всего света приезжали сюда, чтобы посмеяться, потанцевать и отвлечься от огненных штормов Реформации и Саббата. Среди всей этой торжественности и многолюдности было легко встретить другого Сородича, даже столь очаровательного, как Мадам Гиллес. Ее естественные шарм и изящество легко компенсировали недостаток манер, однако некоторые слишком циничные Сородичи все же подмечали ее неотесанность, и юной представительнице клана Тореадор не оставалось ничего другого, как быстро учиться. Вскоре у нее не было недостатка в поклонниках, как среди смертных, так и среди вампиров, а если один или даже несколько ее знакомых Сородичей исчезали время от времени – что ж, ночью по дорогам бродили ужасный Саббат и жестокие оборотни, и вампиры вполне могли пропасть за стенами городов. Мадам Гиллес стоило немалых усилий находиться на периферии общества вампиров и быть заметной, но никогда не привлекать к себе излишнего внимания.
В начале семнадцатого века она снова встретилась со своим Люком. Когда Мадам Гил увидела его на балу, то почти упала в обморок, так как подумала, что увидела призрака или же далекого потомка своей старой любви. По правде говоря, он и был чем-то вроде этого: когда давным-давно Люк услышал о том, что ее вызвал к себе барон Воллгирр, он в печали покинул свое деревню и отправился странствовать. Однажды ночью на него напала разношерстая банда чудовищ, один из остатков тех толп, которые терроризировали ночи во время Восстания Анархов. Не будучи уже анархами и так и не став частью зарождавшегося Саббата, эти вампиры проводили свои не-жизни в убийствах и грабежах. Они напали на Люка, чтобы убить и выпить его кровь, однако он столь доблестно и отчаянно сражался с ними, что один из банды решил проклясть его Становлением. Люк некоторое время путешествовал вместе с ними, однако, затем большая ее часть была уничтожена стаей Саббата, а выжившие пошли дальше своими дорогами. С тех пор Люк существовал почти также, как и Мадам Гиллес, ведя себя тихо и обитая на задворках общества Сородичей.
Они рассмеялись, как и на весенней ярмарке давным-давно, и испили друг из друга несколько раз. Мадам Гиллес рассказала Люку, как она приобрела силу благодаря крови старого и злобного Сородича, и Люк с интересом слушал, когда она рассказывала о своей привычке выслеживать и убивать тех чудовищ, которых она была способна убить. Влюбленные принесли клятву избавиться от мира Проклятых, которые уничтожили их смертное счастье, и на некоторое время Люк и Мадам Гиллес стали самыми чудовищными диаблеристами во Франции.
Их преступления резко оборвались, когда пара попыталась убить дитя самого Франсуа Вийона. Этот поступок привел к ужасным последствиям: Люк принял основной удар на себя, и на него была объявлена кровавая охота, а убитая горем Мадам Гиллес бежала в безлюдную местность и снова исчезла со страниц истории.
По правде сказать, Мадам Гиллес не совсем исчезла, а погрузилась в подпольный мир анархов. Снедаемая яростью из-за убийства Люка, она скоро превратились в чудовище среди Сородичей-изгоев. Когда грянула революция, и аристократы как смертных, так и Сородичей стали попадать на гильотину, Мадам Гиллес оказалась в самой гуще кровавого террора.
Как это часто бывает в истории, вскоре революция вышла из-под контроля и Мадам Гиллес едва не была казнена сама, ей удалось выжить, лишь пожертвовав многими важными пешками. Ее союзникам не так повезло, и Мадам Гиллес (которая теперь безо всякой иронии называла себя Мадам Гил) заключила союз с древним и корыстным Сородичем, которого она презирала больше всего, Франсуа Вийона. Отдав себя в его власть и с трудом скрывая свою истинную личность, Гил доказала свою ценность при восстановлении Франции и вскоре она уютно устроилась в организации, которую ненавидела больше всего на свете.
В течение следующих двух веков она продолжала успешно вести дела и доросла до должности юстициария. В этой роли Гил была пугающе эффективна, и никто не мог так профессионально искоренять коррупцию в Камарилье как она. Она вымещала свою ярость, разоблачая и уничтожая старейшин секты, и ничто не доставляла ей такого удовольствия, как медленно мучить до смерти старых и до этого неприкасаемых Каинитов.
Три года спустя, проводя обычное расследование убийства, которое совершил некий весьма эффективный убийца Саббата, измученная Мадам Гил снова столкнулась с призраком из своего прошлого. Преследуя убийцу до его логова, Гил узнала, что он был не кем иным как Люком, которому столетия назад удалось спастись от кровавой охоты. После этого он вынужден был искать милости у Черной Руки. Теперь Люк был храмовником на службе у ужасного Саббата, ветераном столетней войны.
Когда эти два Каинита встретились, то их кровь запела, они сжали друг друга в кровавых объятьях и поклялись больше никогда не расставаться. Разумеется, это союз был под запретом у обеих сект, однако пара продолжала тайно встречаться в течение многих лет. Теперь Мадам Гил идет по узенькой тропинке между своей вновь обретенной любовью и своей не-жизнью. Она еще не расспрашивала своего любовника о его тайнах и не выдавала их, однако если такое продолжиться, то она, несомненно, будет скомпрометирована как юстициарий прежде, чем пройдет достаточно много ночей.
• Как-то поэт Сородичей назвал Мадам Гил «Госпожой Слез», так как слезы следуют за ней повсюду – слезы страдания и слезы обожания, вызванного ее потрясающей красотой. Однако что-то в ее взгляде вызывает у людей неприятие или даже отвращение – однако ее почти божественная красота подавляет даже инстинкт самосохранения, и жертвы бегут к ней подобно леммингам.
• Ей можно дать много определений – бывшая анарх, предательница, судья и палач. По правде сказать, она и сама не знает, кем стала с той самой ночи обращения в Проклятую.
• Мадам Гил - «приспособленка», и её действия зависят от обстоятельств, Люка или контроля над собой.
• Она переключается с одной роли на другую в попытках стабилизировать себя, но напряженность начинает пробиваться через её защиту. Теперь, когда у неё есть лишь жалкая котерия архонтов, которую возглавляет изнеженный Видаль Жарбо (передовик клана Тореадор), она желает своего потерянного (и запретного!) любовника как никогда прежде.

0

3

Дамы, мы вас очень ждём!

http://s2.uploads.ru/SJ32F.jpg

for Berghswein Frodisson

1. Полное имя, прозвище: : Аластриона Бренн | Alastriona Brenne | Ворона
2. Возраст: 1472 лет, 547 год.
3. Внешность: Lara Pulver.
4. Раса: Вампир, Гангрел.
5. Дополнительно:
        • краткая биография: Аластриона родилась в 547 году в Галлии уже порядочно завоёванной Римской Империей. Она была вторым ребёнком в семье главы деревни, но от этого важность её персоны нисколько не уменьшилась. Бренн помнит лишь то, что в смертной жизни она уже начинала стараться на благо общества, если быть конкретнее – своей деревни, старалась помогать отцу не только, как любящая дочь, но ещё и как бравый воин. Науку войны она осваивала с детства, что ей безумно нравилось, но настоящие сражения Аластриона познала лишь после Обращения. Её Сир был одним из потомков Сола Инвиктуса (Непобедимого Бога) -  вампир с душой мученика, взявший себе имя Констант и – если только в такое можно поверить - избравший путь «защитника мёртвых». Почти сразу после Становления вырванная из привычной среды девушка-воин была посвящена в страшные тайны Мира Тьмы, главной из которых было её проклятие Внутреннего Зверя и острая нужда скрываться от охотников на нечисть, которых в те суеверные времена было более чем достаточно. Констант, её Сир, взял на себя обязанность охотиться на людей, истребляющих вампиров. Своему потомству он говорил, что взял эту должность из самой Книги Нод, где сказано, что ни один смертный не смеет поднять руку на тех, кто отмечен Каином; а поскольку любой Сородич несёт эту метку, то смертный, уничтожающий Каинитов, должен поплатиться за это жизнью. Констант и его потомство, Инвикти, включая Аластриону, взяли на себя эту обязанность. Со временем Инвикти добились огромного уважения - как, впрочем, и прорвы Охотников на свои головы. Они стали могущественной политической силой среди Сородичей и прежде всего среди Гангрел. Около 600 года Констант и его наиболее могущественные потомки, такие как Аластриона и её ровесники, были застигнуты врасплох пожаром в северной Италии; по меньшей мере семеро встретили Окончательную смерть. Лидеру и Бренне удалось избежать печального конца, они бежали подальше от места трагедии. Расследования дотошных Инвикти не дали очевидных результатов. Причиной пожара могли стать и мстительные охотники, и завистливые Сородичи, и случайный удар молнии. Политические достижения и могущество Инвикти ослабли в течение уже следующих нескольких лет; к 650 году немногие вообще помнили это слово. Это очень огорчило Аластриону, намеченной целью которой было возвышение полюбившегося общества, ведь в нём были самые храбрые и благородные Каиниты. Поэтому она начала предпринимать попытки возрождения Инвикти из пепла, но с каждым новым рывком положение становилось всё хуже и хуже, от чего ей пришлось оставить свою затею, а заодно и Сира, который предпочёл горевать на обломках былой славы, а не продвигаться дальше. Столетняя Гангрел начала свой свободный путь прочь с Аппенинского полуострова сквозь непроходимые леса на запад, ведя за собой скромную стаю, состоящую всего из пятерых Сородичей, которые так же, как и она не смогли смириться с падением Инвикти. Как представительница клана Гангрел, она просто не могла усидеть на месте. Зверь выл в её сердце, не позволяя остепениться. Она проделала долгий путь, прежде чем достичь цивилизованного места, но оказалось, что другие вампиры уже господствуют в этих землях, и для неё и Сородичей попросту не осталось свободных владений. Тогда она решила следующее: раз уж они привыкли рассеиваться по ветру, то рассеянными по ветру и останутся. Но Аластрионе всегда было чем заняться. Обосновавшись на территории современной Франции, она со скромной стаей Сородичей защищала свежеобретённые домены от завоевателей Вентру, Малкавиан и Тореадор и от Сородичей Бруха, Цимисхи и Носферату. Это были трудные  и мрачные времена падения Великой Римской Империи, вслед за которыми пришло образование совершенно новых государств. Проходили столетия, Аластриона блуждала теперь в лесах Германии, где провела большую часть в поисках знаний, касающихся собственной звериной натуры. Её спутники предпочли идти собственной дорогой, и она не смела им перечить, в конце концов их ничего не связывало, кроме давно оставленного Сира. Именно там она ввязалась в первую по-настоящему страшную битву. В тринадцатом столетии новоявленные Тремер решили, что им нужна ударная сила. У Цимисхов было пушечное мясо из их Детей, боевых гулей и жутких, несчастных служителей, готовых действовать по малейшему зову своих хозяев – а у Тремер не было почти никого. Поэтому они схватили нескольких невезучих Сородичей и подвергли их ряду экспериментов. Они похищали и истязали десятки Гангрел – а результатом стали Гаргульи. Они превратили Гангрел в своих безмозглых рабов. И тех, кто обо всём узнал, это не просто разозлило. Это взбесило их. Вскоре целые стаи Гангрел, среди которых была и Аластриона, показались под стенами древних замков Цимисхов, фактически ставших некогда союзниками, и предложили свои воинские услуги взамен на возможность отомстить Тремер, спасти потерянных братьев и даже потомков. Похоже, Цимисхи были счастливы видеть такую поддержку: одним по-настоящему были нужны союзники в борьбе с Тремер, другие просто обрадовались, что кто-то другой выполнит грязную работу.Война с Колдунами затянулась на сто с лишним лет. Аластриона с собратьями освобождала всех Гаргулий, которых только могла, отпуская их на свободу или уничтожая. Союз с Цимисхами со временем распался, и к середине XIII столетия в Восточной Европе практически всё пребывало в состоянии паузы. Но дальше Сородичей ждали поистине ужасающие времена. На горизонте был Столб и Костёр. С момента падения Рима старейшины Каинитов расхаживали вокруг как бессмертные хозяева ночи. Даже Гангрел, обычно не заинтересованные в вещах подобного рода, вдруг возомнили себя нечто большим, чем просто Сородичами,  и принялись терроризировать целые города, нападая на скот, детей, юных девушек и так далее, пока в четырнадцатом столетии эти дойные коровы не протёрли глаза и не начали наконец понимать, что вампиры отнюдь не бессмертны и всемогущи. Святая Церковь обрушилась войной на еретиков, сатанистов, ведьм, Люпинов, Сородичей и всех, до кого дотягивались её руки. Инквизиция зацепила Гангрел не больше, но и не меньше, чем любой другой клан, многие из Сородичей Аластрионы погибли, а сама она вынуждена была бежать на британские острова, где и приобрела своего первого Дитя в не-жизни. Она преследовала особые цели, так как питала большие надежды, связанные не только с ним, но и с его другом, которого тоже хотела обратить в вампира, но всё пошло не так, как предполагалось. До начала жизни в Виндзоре, Аластриона прожила около пяти лет в Лондоне и только потом двинулась дальше, где и повстречалась с представителем очень редкой линии крови – Александром, потомком Истинных Бруха. Сородич показался женщине достойным внимания, равно как и его взгляды на жизнь. Однако различий между ними оказалось больше, чем общего. Так или иначе между ними завязалась конкуренция, потому что вышло так, что они оба «положили глаз» на передовых смертных, которых Аластрионе разлучать ни в коем случае не хотелось. Но вышло так, что Дитя её стал безбашенный и рисковый Бергсвейн, а не спокойный и мудрый Дэмиен, как задумывалось изначально. Всё равно, любой неонат был заочно любим стаей, даже несмотря на то, что Берг сбежал сразу после Становления. Аластриона знала, он в конце концов вернётся, и не ошиблась. Дальше последовал совершенно крошечный отрезок времени, за который они хоть и успели узнать друг друга получше, но недостаточно хорошо. Аластрионе было приятно осознавать то, что её Дитя не винит её во всех бедах и мучениях, свалившихся на его голову, а пытается справиться с этим, принять новую натуру и начать изучать Мир Тьмы несмотря на его пугающее разнообразие. Однако разлука с ним произошла куда быстрее, чем планировалось, всего через семь лет после Становления, Бергсвейн спровоцировал агрессию со стороны Инквизиции, и лишь стараниями Аластрионы был защищен на суде, хоть и изгнан с разрывом Уз Крови. Она очень сильно переживала эту разлуку, хоть и не показывала этого, ведь Берг за такой короткий срок уже успел ей стать родным, если не ребёнком, то по меньшей мере братом. Дальше не-жизнь вновь закрутила не сидящую на одном месте Бренну, она застала составление Торнского соглашения наряду с Тирским манифестом об образовании Камарильи и не раздумывая вступила в эту секту, на заре шестнадцатого столетия посетила Винландию и странствовала среди индейцев либо под видом вороны или волка, но зачастую прикрываясь личиной бродячего духа, который покровительствовал нескольким племенам. Аластриона называет те времена безмятежной ночной идиллией, ибо ни один Каинит не нарушил покоя бродячей одиночки, которой в конце концов пришлось вновь покинуть своё насиженное место, на этот раз из-за агрессивно настроенных люпинов, и она отбыла на скандинавский полуостров. Тридцатилетняя война между католиками и протестантами в Священной Римской Империи служила прикрытием для важнейших манёвров Камарильи, под флагом которой выступила Аластриона, и Саббата, поэтому семнадцатый век ознаменовался для неё новым сражением, равно как и восемнадцатый – богатый на революции. За это время Аластриона успела дать Становление троим смертным, надеясь обрести семью и достойных близких, а заодно и поддержку, в которой она остро нуждалась, несмотря ни на что. Дети были верны идеалам своего Сира, поэтому во время Гражданской война (или Борьбы между Штатами) господствовавшей в Соединённых Штатах в течение всего девятнадцатого столетия, они безропотно присоединились к ней, чтобы отстоять право Камарильи на территории Нового Света. Сама Аластриона считала себя другом аборигенов – коренных американцев, поэтому всеми силами пыталась предотвратить последствия резервации и дать индейцам свободу, но верхушки Камарильи посчитали эти действия опрометчивыми и претившими их целям, поэтому благородную в своих порывах Бренну было приказано убрать со сцены военных действий. Аластриону ввели в Торпор, в котором она пробыла остаток девятнадцатого, весь двадцатый и начало двадцать первого века. Она не застала смуты среди своих собратьев-Гангрел, пропустила индустриальную революцию и Мировые войны, кельтское возрождение так же обошло её стороной, как и Великая Депрессия с Эрой Маккарти. Время текло своим чередом, менялся мир, а Аластриона смутно осознавала эти перемены. Она очнулась даже не на заре нового века, лишь спустя почти два десятилетия, словно почуяла то, что грядёт конец всего. На дворе 2019 год, Аластриона – существо вне времени. Но в ней есть силы, чтобы противостоять новому миру, адаптироваться под него и приготовить себя к грядущей битве, а пока ей надо найти своих Детей.
        • примерный характер: Вампир – не вампир, если не своенравен. Даже во времена своей смертной жизни Аластриона отличалась неукротимым нравом и рвением быть наравне с мужчинами в своём поселении. Жизненные силы буквально переполняют её, поэтому у неё существует неистребимая потребность в том, чтобы найти им какое-то применение. Неудивительно, что им свойственно отправляться в рискованные путешествия, заниматься сложными и даже опасными проектами, бросаться с головой в авантюры. Поэтому её никак нельзя назвать бездельницей. Напротив, она весьма деятельна, хочет достичь абсолютного совершенства в окружающем их мире, а потому является большими поклонниками переделок, реформ, новизны. Ей ничего не стоит расчистить место для нового, безжалостно разрушив старое. На долю Аластрионы выпало немало испытаний, но благодаря огромному физическому и духовному потенциалу её силу духа очень нелегко сломить. После поражений, если таковые случаются, она не сдается, не опускает руки, не теряет прежнего запала и быстро приходит в себя, возвращаясь на прежние позиции. Её характер отличают мужество, храбрость, упорство, огромная выносливость — физическая и духовная, способность смело смотреть в глаза опасностям и преградам, восстанавливаться после сокрушительных ударов судьбы. Ей по силам осознать, выяснить причину помех, возникающих на жизненном пути, и во многом благодаря именно этому избавиться от них. Аластриона самой природой приспособлена для борьбы. Наметив цель, она целеустремленно движется к ней, идя на любые жертвы и изобретательно подбирая способы достижения успеха. Поскольку душа её постоянно полнится множеством желаний, она нуждается в том, чтобы всегда иметь чувственные ощущения. В отношениях с кем-то она отдаёт предпочтение людям решительным, смелым, тем, кого она считает родственными душами. К выбору друзей Аластриона очень и очень требовательна, а потому у людей, которым она дозволила стать близким человеком, есть все основания для гордости. Её нельзя назвать поклонницей принципа золотой середины. В её сердце не поселяются половинчатые чувства: любит и ненавидит она одинаково страстно, хвалит — с искренним восторгом, ругает — с яростью и негодованием; спорит — с азартом, до победного конца; уходит — сжигая за собой мосты, навсегда. Бесполезно навязывать ей другую точку зрения и заставлять поменять решение. В то же время свои эмоции и чувства она вполне может держать под контролем и скрывать от окружающих. Её нельзя отнести к категории плакс и нытиков. Этой храброй и сильной женщине тоже приходится мучиться и страдать, но вряд ли можно услышать её жалобы или увидеть в униженном, повергнутом, раскисшем состоянии. Кроме того, она всегда старается докопаться до глубинных причин своих злоключений. Аластриона явно не из тех, кто предпочитает проводить время в романтических грезах и за чтением женских романов. Её образ жизни весьма активен, она всегда находится в гуще событий, поэтому неудивительно, что на пути она встречается с массой искушений. Тем не менее в большинстве случаев она благодаря умению держать себя в руках успешно с ними справляется. Ураганные страсти, героизм — её стихия, её жизненный выбор. В тех ситуациях, когда другие терпят фиаско, она не только не сдаётся, но и достигает цели. Она любят рисковать, но её риск всегда хорошо рассчитан, она делает это наверняка, осознаёт свои большие возможности и не приемлет неуверенности в собственных силах. Аластриона излучает просто магическую силу и прекрасно знает об этой своей особенности. Своим проницательным, гипнотическим взглядом она словно буравят насквозь; для неё не остаются тайной мотивы поступков и намерения других людей. Попытки что-то утаить от неё или ввести в заблуждение в большинстве случаев обречены на провал. Окружающие тянутся к ней, словно повинуясь некоей магнетической силе, сопротивляться которой очень сложно. Если Аластриона что-то пообещала, она обязательно сдержит слово. Она не увиливает от ответов, прикрываясь различными «там посмотрим» и «может быть», ведёт себя прямо и открыто, не колеблется, и эти их качества импонируют людям. Она всегда говорит, что думают, никогда не льстит; похвалы от неё можно услышать только заслуженные и чистосердечные. Ждёт столь же открытого поведения и от окружающих. Она терпеть не может, когда её водят за нос или играют с ней в кошки-мышки. Поскольку высказывания Аластрионы безжалостны, нелицеприятны, люди далеко не всегда испытывают восторг, когда им приходится слышать в свой адрес не самые приятные вещи. С другой стороны, такое же категоричное мнение она готова выслушать и о себе; ей всегда нужна пусть самая горькая, но правда. Идти по жизни рядом с Аластрионой способны далеко не все. Эта женщина всегда заставляет говорить правду и только правду, старается выявить истинные мотивы поступков близких, принимает только чистосердечные ответы, обрушивается с нелицеприятными репликами, не принимая во внимание возраст и тонкую душевную организацию. Она требует от своих близких бесстрашия, сил, не собирается служить жилетками для их слез и не приемлет чрезмерной опеки ни над другими, ни над собой. С другой стороны, друзьям и Детям Аластрионы хорошо известно об её чрезвычайной преданности, благородстве и надежности, о том, какие дельные советы может она давать, как отчаянно защищает и поддерживает, как ценит заботу и внимание. Она способна преподать важные жизненные уроки: покажет, что можно, зная себе цену, не обращать внимания на оскорбления и лесть, не идти на поводу у собственного настроения и общественного мнения, а являться полноценным хозяином своей жизни. Какими бы похвалами ни осыпать Аластриону, она никогда не потеряет голову. Нередко производя впечатление мягкой по характеру, она демонстрируют недюжинную независимость и гордость; нанесенные ей оскорбления и обиды надолго остаются в памяти. Она очень горда, не удостаивает своим вниманием «общественное мнение», сплетни за своей спиной, не позволят себя обижать и оскорблять, а если кто-то на это посягнет, то станет объектом яростной мести. Однако не стоит думать, что на каждого сказавшего в её адрес недоброе слово эта женщина обрушится в порыве слепой злобы. Она мстит только тем, кто отнесся к ним несправедливо, хорошо различает случайный и злонамеренный поступок и умеет прощать. Аластриона способна высоко ценить проявленные к ней внимание и заботу, даря в ответ собственную преданность и доброту. Эта женщина может быть преданной, хорошей подругой, которая поддерживает в трудную минуту, хранит чужие тайны, демонстрируя в отношениях честность и порядочность. Со своей же стороны, она очень скрытна даже со своими лучшими друзьями. Нередки ситуации, когда самые близкие люди остаются в неведении относительно мыслей и чувств, а то и целых сторон жизни Аластрионы. Она — большой знаток человеческой натуры, и это её качество находит применение и в воспитании собственных Детей. Будучи Сиром сразу четверых потомков, она помогает им решать их проблемы, анализировать сложные ситуации, выбирать достойных союзников, даёт дельные советы. Её, как наследницу Константина Непобедимого, отличает порядочность, честность, верность данному слову, преданность своему делу, неприятие лжи и фальши. Она очень щепетильна в отношении чужих секретов и ненавидит предателей. Железная воля, сильный характер заставляют уважать Аластриону даже врагов. Последних, кстати, у неё довольно много, что, впрочем, и немудрено, ведь она может быть чересчур раздражительной и бескомпромиссной. Ей ничего не стоит поссориться, пойти на конфликт, устроить ожесточенную дискуссию, потребовать беспрекословного исполнения своего требования. Аластриону трудно застать в расслабленном состоянии, она постоянно начеку и всегда готова отразить атаку на себя и на близких.
        • отношения: Бергсвейн не видел своего Сира более пятисот лет, какие уж тут могут быть отношения? Между ними уже давно нет Уз Крови, Аластриона отпустила своего преемника с миром, однако вся стая свистела ему вслед, чтобы всё было похоже на изгнание. Он помнит этот великодушный жест с её стороны, ведь именно Сир уговорила Сородичей сохранить неразумному неонату жизнь, поэтому если и вспоминает Аластриону, то исключительно добрым словом. Немногому она его успела научить, но то, с какой радушностью и скрупулёзностью эта женщина просвещала его в тайны Сородичей, прочно укоренилось в памяти Берга. Он уже не надеется встретиться с Сиром вновь, потому как прошло достаточно времени. Но если вдруг счастливый случай сведёт их вновь, Фродиссон найдёт способ отблагодарить её за подаренное проклятие, в котором он нашёл не только вечную жизнь, но многое, многое другое.
P.S.
Удачи мне в поисках! *оптимист*

http://s2.uploads.ru/ePRBm.jpg

for Alex Rowe

1. Полное имя, прозвище: Linda Rowe | Линда Роу; Сатин Карлтон - второе имя.
2. Возраст: 47 лет, 1972. Выглядит максимум на 30.
3. Внешность: Charlize Theron
4. Раса: Оборотень
5. Дополнительно:
        • краткая биография: Линда Роу, которую прозвали прекрасной жемчужиной Фианны Туманного Альбиона, все детство мечтала стать знаменитой. Она грезила сценой, поклонниками, славой. С самого детства она знала, кто она - ее мать не скрывала от девочки, что они обе - оборотни. Мужчины в семье Линда не помнила, но верила, что так и надо. Она знала, что когда-нибудь все мужчины будут принадлежать ей. Точно так же, как она знала, что она будет одной из Фианна, что в последствии и сбылось. Линда прекрасно пела и танцевала, с самого детства выигрывая разнообразные конкурсы в родном Крэнфорде. Мать всецело поощряла ее стремления, и иногда это переходило все границы. К примеру, когда Линда в 12 лет стала красить губы, вызывающе одеваться и вставать на каблуки, женщина только обрадовалась и дала девочке упаковку презервативов. То же было, когда Линда бросила школу и в 15 лет стала работать в стриптиз-клубе, демонстрируя свое еще не до конца сформировавшееся, но уже такое соблазнительное тело. Ее хотели многие, но каким-то чудом девочке удалось сберечь девственность до тех пор, пока она не стала полноценным оборотнем. Накануне первого превращения на нее напала звериная похоть. Наутро она проснулась абсолютно обнаженная на окраине города, покрытая кровью, грязью и чем-то сильно напоминающим сперму. Ничего из прошедшей ночи она не помнила и, конечно, испугалась. Внутри все болело, будто ее чем проткнули. Кое-как добравшись домой, Линда, рыдая, рассказала все матери, но та вновь обрадовалась, сказав, что для ее любимой малышки настало время стать частью их славного племени.
Первой мыслью Линды, когда она пришла на церемонию посвящения было "Какие вы все красивые!". Не смотря на то, что все собравшиеся были в образе волков, девушка находила их прекрасными. Как позже она узнала, они думали о ней то же. По наставлению матери Линда забыла о школах и колледжах и сосредоточилась на изучении Даров, а также на занятиях профессиональным вокалом и танцами. По городу, надо сказать, ходил слушок, что "эта Роу воспитывает настоящую шлюху", но двум женщинам из Фианна не было до того дела. Линда выросла невероятно красивой. Казалось, все в ней было идеальным - золотые волосы, волнами спускающиеся до пояса, рубиновые губы, глаза цвета летнего неба, точеная фигурка с аппетитными округлостями, тонкие руки и изящные ступни. Ее ненавидели все женщины Крэнфорда, и вожделели все мужчины. Надо сказать, Линда не была распутной девицей. Для нее секс был частью ритуала флирта и очаровывания. Она не позволяла себе такой мерзости, как отдаться первому встречному или же за деньги. Нет - ее избранники были красивы ей под стать, приятны в общении и искусны в постели. О да, Линда знала себе цену.
Ее первой и последней любовью стал представитель ее племени - очаровательный брюнет по имени Лукас. Он был несколько старше ее, более искусен в Дарах и... во всем прочем тоже. Линда влюбилась в высокого статного красавца, как кошка, едва не мурлыкала при виде него. Он отвечал ей взаимностью, но они долгое время не решались преступить опасную черту. Когда сокровенное, наконец, случилось, Линда подумала, что древние законы глупо пошутили, не позволяя Гару любить друг друга телами. Нет, прелестница Линда была совсем неглупой девочкой, и знала, что если забеременеет - ей конец. Но она была влюблена слишком сильно и пылко, чтобы думать об этом всерьез. Это и сгубило ее. В ее чреве все-таки зародилась маленькая жизнь, о которой Линда узнала лишь тогда, когда уже было поздно что-либо делать. Она созналась Лукасу, но тот запаниковал и оставил ее, сказав, что не готов рушить свою жизнь и становиться изгоем. С тех пор он избегал ее, даже делал вид, что ее не существует. Убитая горем, Линда бежала в окрестности Хэмпшира. Жизнь, наконец, сняла с нее розовые очки, продемонстрировав свою жестокость в полной мере. Все отказались от нее, как от неудавшегося эксперимента. Прекрасная Линда была забыта. Она родила сына, который был невыносимо похож на своего отца, который так жестоко с ней поступил. Несколько месяцев малыш был без имени, пока находящаяся на грани безумия мать рвала на себе волосы, не в силах смириться с постигшей ее судьбой. Она желала смерти ребенку, но ей не хватало духу оборвать его жизнь. Она хваталась за подушку, чтобы удушить волчонка во сне, заносила над ним тяжелые предметы, чтобы размозжить ему голову, несла к чану с водой, чтобы утопить, но что-то останавливало ее. А мальчик был таким тихим, плакал лишь по большой нужде, словно старался быть незаметным и не доставлять и без того неуравновешенной маме беспокойства. В одном из приступов, когда Линда вылезла с ребенком на крышу, чтобы сбросить его оттуда, она вновь остановилась в самый последний момент. Семимесячный карапуз смотрел на нее своими умными голубыми глазами, даже не моргая. Казалось, эти глаза, как две капли воды похожие на глаза ее возлюбленного, смотрели ей прямо в душу. И тогда Линда поняла, что больше не предпримет попыток избавиться от ребенка. Она смирилась и приняла ответственность - кару за свое легкомыслие. Она нарекла мальчика Александром, вложив в это имя всю силу материнского благословения. Она считала это имя сильным, и сочла, что оно станет оберегом для малыша, которому с самого рождения была уготована тяжелая судьба.
Линда так и не смогла оправиться, и часто срывалась, вымещая всю злость на сыне. Она ненавидела его за испорченную судьбу, но и любила не менее сильно. Он был для нее жестоким напоминанием о Лукасе, и, в то же время, частичкой того, кого она любила больше всех в этом мире. И каждый раз, опомнившись от приступа ярости, Линда, обливаясь слезами, обрабатывала сыну нанесенные ею же жестокие раны. Все до тех пор, пока Фианна не навестила ее, чтобы напомнить ей о ее прегрешении. Двое оборотней пришли в ее дом, и одним из них был Лукас. Он, не глядя на женщину, зачитывал ей обвинения и оскорбления, после чего сказал, что ей лучше бы прятаться лучше, потому что в следующий раз, если ее найдут, то убьют наверняка. Линда была вне себя от отчаяния. В ярости она выгнала Александра прочь, запретив возвращаться. Мальчик, будучи послушным сыном, ушел. Лишь через сутки Линда поняла, что она наделала. Она бросилась на поиски малыша, которому было всего семь лет от роду, но он словно сквозь землю провалился. Она догадывалась, что он добрался до города, и что теперь, даже если он еще жив, до него не добраться. Дух Фианны был слишком силен, и Линда не решалась приблизиться. Она вновь бежала. Взяв себе вымышленное имя, Сатин, она уехала в Шотландию, где начала новую жизнь. Десять лет она прожила там, успешно выступая в кабаре и на корпоративных вечеринках. Казалось, к ней стала возвращаться былая слава - прекрасная Сатин, чаровница, вновь обращала на себя взгляды, полные зависти и вожделения. У нее были любовники - богатые и красивые, благодаря которым она стала вхожа в более-менее высокие круги общества. Линда пользовалась популярностью, которая все больше и больше кружила ей голову. И легкомыслие вновь сыграло с ней злую шутку.
Линда вышла замуж за весьма влиятельного бизнесмена по имени Уолтер Карлтон, и вместе с ним приехала в звездный Лос Анжелес. О, это место было для нее сущим раем по сравнению с чопорной и саркастичной Англией. Здесь был Голливуд, здесь была жизнь и ее звездная дорожка! Здесь же была и ее главная опасность. Глупышка Линда, она совершенно выкинула своих братьев по крови из головы, которую вскружил вихрь светской жизни. Фианна нашла ее. Ее не забыли - более того, ее имя было на устах, и в этот раз популярность была не из приятных. Ее называли грешницей, шлюхой, матерью выродка. Нашедшие ее оборотни на ее глазах убили ее мужа, и сказали, что убьют и ее тоже, после чего накинули на голову мешок и потащили в неизвестном направлении. Линда оказалась в какой-то роще, в окружении волков. Она забилась в рыданиях, понимая, что теперь-то уж точно ей пришел конец. К ее удивлению, ее не приговорили к казни. Напротив, сказали, что она может идти с миром. Однако, было одно условие. Она неукоснительно служит Фианне, держит с ней контакт и, самое главное, следит за своим сыном, который тоже оказался в Лос Анжелесе. Для Линды не было большего удара, чем быть вынужденной вновь взглянуть в глаза Александру. Она была уверена, что мальчик ненавидит ее. Она испытывала то же, но и любовь к мальчику в ней не угасла ни на йоту. Хотя, какой же он уже мальчик, наверняка уже взрослый, красивый мужчина, как и его отец - думалось ей. Оброненная вождем местного племени фраза "Можешь благодарить своего старого друга за эту снисходительность, потаскуха" заставила ее сердце биться чаще. Неужели ее спас Лукас?.. Но выяснить этого она уже не могла. Алекс оправдывал свое существование тем, что предоставлял Фианне свежие новости со всех уголков города, и в обязанности Линды теперь входило непосредственно контактировать с ним, передавать ему задания племени и узнавать нужную информацию. Все имение ее покойного мужа досталось ей, и отныне она была владелицей сети кабарэ и театров, разбросанных по всему Лос Анжелесу, где нередко выступала и сама.
        • примерный характер: Эта женщина - настоящая артистка во всем, что бы она ни делала. Она кажется самодостаточной и неотразимой с ее поразительным умением на людях быть в прекрасном, приподнятом настроении. Она никогда не станет хохотать как ненормальная, заходясь громким смехом в неподходящий момент. Она, в самом деле, хорошо воспитана, сдержана, интеллигентна. Проявление ее чувств всегда под контролем, а ее эмоции настолько красивы, что рядом с ней невозможно не поддаться ее хорошему настроению. Линда невольно ведет за собой, стоит только человеку попасть в поле ее притяжения. Но если она не в духе - о горе всем, горе! Но не будем заострять на этом внимание. Дети, хозяйство, уборка, стирка и готовка ей совершенно неинтересны. Поистине, она создана для того, чтобы блистать, привлекать к себе внимание и… развлекаться. Ей интересен мир, потому что он полон людей, а люди очень привлекают ее, потому что она обладает невероятной, магнетической способностью притягивать их к себе. Собственно, от них требуется только одно - восхищаться, обожать, любить! Ведь она такая красивая, такая милая, такая обаятельная - неужели кто-то может остаться равнодушным? А если такие и найдутся, то против них будет пущен в ход весь ее непревзойденный артистизм, который в состоянии убедить любого! Ну, почти любого.
И вот представьте: это эфемерное, неземное, летящее существо может без зазрения совести опаздывать на свидания (а также на работу, деловые встречи и совещания). И не потому, что не в состоянии рассчитать время! А просто Линда всегда знает, что легко выкрутится из любой неловкой ситуации с помощью своего обаяния. К тому же, у нее необыкновенные способности к устной речи, так что сказать она может все, что угодно. А говорит она красиво, быстро, вдохновенно и убедительно. И на ее лице при этом написано такое воодушевление и такая искренность, которые мало кого могут оставить равнодушными. В общем, вы поверите всему, что она скажет в свое оправдание!
Помимо этого в ней живет дух легкого хулиганства, так что она позволяет себе иногда не быть "хорошей девочкой". Красивая и глубокая эмоциональность составляет основу обаяния Линды, и, полагаясь на свою неотразимость, она может познакомиться с кем угодно и где угодно. В компании с ней бывает очень весело. Во-первых, в ней нет противной настырности, а только милые, обходительные манеры. А во-вторых, она артистична, и с ней приятно болтать и смеяться, потому что она делает это мило и непринужденно. Она и сама обожает все это воодушевление и смех, которые витают над хорошей компанией. Но помните, что ей нравятся серьезные мужчины с развернутыми плечами. Именно с таким партнером она может чувствовать себя, как за каменной стеной. А ее дело - развеселить его в нужный момент. Потому что если сбросить на мужа все домашнее хозяйство вместе с детьми в придачу, то нужно же что-то дать ему и взамен.
Линда говорит с красивым лондонским акцентом, хотя никогда там не жила. Она курит сигареты, используя тонкий длинный мундштук, пьет только самый изысканный алкоголь. Иногда, когда она не может подобрать слов или обдумывает что-то важное, она впадает в ступор, как-то странно откидывая голову назад и глядя в потолок немигающим взором (к слову, в точности, как ее сын).
        • отношения: Здравствуй, мама. Какие уж тут отношения, если не виделись больше 20-ти лет. Я испытываю к тебе те же смешанные чувства, что и ты ко мне. Я помню тебя, хотя и говорю себе, что хочу забыть. Ты дала мне жизнь, ты же меня и прокляла. А теперь снова входишь в мою жизнь. Что ж, давай поговорим, мама.
P.S. Удачи мне в поисках! х)

http://s3.uploads.ru/p58FU.jpg

for Lora Richter

1. Полное имя, прозвище: Vanessa Grasse | Ванесса Грассе | Ехидна
2. Возраст: 154 года, 1865 год
3. Внешность: Emma Stone
4. Раса: Вампир, Последователи Сета
5. Дополнительно:
   • краткая биография: Выпускница Гейдельбергского университета, Ванесса привлекла внимание Последователей Сета еще тогда, в студенческие годы. Точнее, одного из сетитов, числившегося в списке преподавателей египтологии. Приметив эту рыжеволосую девицу среди прочего числа студентов и отметив ее личностные качества, прибавив к этому пусть и не дикое стремление к знаниям, но хваткость и смышленость, мужчина уже тогда выделил ее, как потенциальное Дитя. Конечно, наладить контакт получилось и без применения каких-либо дисциплин, но, дабы усилить связь, на нее было оказано разлагающее личность влияние, что всегда распространяли сетиты.
Она получила свое Становление почти сразу после окончания университета без особого сопротивления и, покинув родной Гейдельберг, после была представлена своим Сиром другим Змеям.
Грассе, успевшая окунуться в мир людских пороков, но не увязнуть в нем; скользкая от природы приспособленка, еще более развращенная при жизни Сиром, довольно спокойно смогла влиться в коллектив – с легкой руки ее «творца» не стали заострять внимание на европейском происхождении девушки особо консервативные соклановцы. Прощание со смертной жизнью пусть и было воспринято, как должное, но мириться с некоторым фанатизмом, характерным для большинства старших сетитов, все же было довольно сложно. И теперь, когда не было необходимости в сохранении таинств Змей, ее Сир, Менес, был намерен посвятить своего Птенца в «истинные» цели Последователей Сета, включая утопические идеи возвращения низвергнутого ранее божества в нынешний мир.
Желая наставить свое Дитя на правильный путь, Менес и Ванесса посетили Каир, сближаясь с египетской культурой, а также Луксор, возведенный ранее на обломках Фив. Преуспев в востоковедении, Грассе принимала участие в некоторых археологических экспедициях в Долину Царей, посетив наиболее известные гробницы, одной из которых является старейшее из всех захоронение Хатшепсут и Тутмоса I. Несомненно, ей нравилась история Древнего Египта, и подобное «наглядное» ее изучение было отличным от книжных описаний, но излишний «патриотизм» Сира со временем начал угнетать, и потому девушка стремилась по-максимуму сократить количество «точек соприкосновения» с ним.
Несмотря на «неблагородную», по мнению исконных египетских сетитов, родословную, там, в Луксоре, ей удалось доказать истинным Последователям Сета если не приверженность их идеям, то полезность своей нескромной персоны в плане распространения влияния Змей и расширения их владений. И, добившись какого-никакого, но все же большего расположения, нежели другие неонаты, Грассе в скором времени примкнула к Сородичам, державшим путь в один из штатов США, а именно – в Нью-Йорк, дабы там укрепить позиции.
Вторжение сетитов, имевших дурную славу, встревожило представителей Камарильи, во владениях которой было «Большое Яблоко». Однако, до агрессивных столкновений дело, конечно, не доходило – все ограничивалось холодными встречами на светских раутах, приправленными скрытыми угрозами с одной стороны и ответным шипением и снисходительными оскалами – с другой.
Собственно, именно тогда и состоялось знакомство Ванессы и Лоры, имевшей неосторожность ступить в змеиное гнездо. Довольно натянутые отношения, завязавшиеся между женщинами, являли собой опасность не столько для Грассе, сколько для Рихтер, лояльной насторожившейся Камарилье. Возможно, всему виной были некоторые неискоренимые привычки, ведь Истинные Бруха поддерживали связи с Последователями Сета, и большинство их целей совпадало – разница была лишь в методах достижения. А может – любопытство брюнетки и животный магнетизм рыжеволосой, но, так или иначе, установившийся контакт не разрывала ни первая, ни вторая.
Несмотря на неприятие Лорой проводимой сетитами по отношению к смертным политики, она не пыталась отдалиться от все ближе подползающей к ней Змеи, находя в ее лице и пусть не самого верного, но интересного друга, и, в конце концов, воплощение своего страха. Не без сожаления Рихтер в скором времени вынуждена была признать, что имеющаяся связь ее отравляет, равно как и соблазнительная натура Змеи, и потому не раз корила себя за падкость на женскую  красоту и обаяние. Ванесса, в свою очередь, прекрасно понимала особенность интереса к своей персоне и, рассчитывая получить с того выгоду, давала недвусмысленные намеки и беззастенчиво льнула к Лоре, стремясь привязать к себе еще сильнее. Впрочем, многое еще зависело от личного каприза сетитки: ей нравились склоки, которые не раз и не два разбавляли их отношения, придавая им некоторую остроту, и эта почти трогательная заботливость со стороны Рихтер, что нет-нет, но удерживала Ванессу от поспешных действий, способных ей навредить. Конечно, это, порой, раздражало - кому понравится, когда периодически объясняют, как жить, на пальцах? - но в большинстве своем Лора считалась с Грассе, и потому «нравоучения» преподносились чаще в манере «дружеских» советов. Само собой, не без исключительных случаев.
Хоть сетитка и не могла в полной мере повлиять на своих соклановцев, но благодаря ее стараниям Последователи Сета если и перебегали дорогу Камарилье, то делали это менее «болезненно» для секты, а спустя некоторое время – вовсе начали делиться своими познаниями, помогая вытравливать небольшие группировки Саббата. А Лора, в свою очередь, раз за разом сглаживала возможные конфликты между Камарильей и Змеями, пытаясь добиться хрупкого равновесного состояния. Таким образом, отношения между Рихтер и Грассе вышли на новый уровень, что настораживало брюнетку и, одновременно, увлекало. Потому что именно эта чувственная, пусть иногда и такая изворотливая и скользкая Змея помогала Лоре не забывать те обычные, земные эмоции и страсти, что свойственны влюбленным смертным. Как ни странно, но ни к одному Сородичу и человеку ранее Рихтер не испытывала подобного, и именно эта новизна поначалу даже пугала.
Их встречи и свидания были, однако, резко прерваны исчезновением примогена Бруха из Нью-Йорка, что ударило по самолюбию сетитки, порядком привыкшей к наличию рядом подобной любовницы. Такое поведение со стороны Рихтер оказалось и оскорбительным и, вместе с этим, все же вынудило забеспокоиться – как-никак, но Лора имела привычку оповещать Ванессу об отъездах, да и, несмотря на опасливый подход, была более чем откровенна с ней. Не видя более смысла задерживаться в «Большом Яблоке», Грассе откололась от общей группы Последователей Сета и отправилась на поиски под предлогом разведки обстановки в Калифорнию, начав, прежде всего, с Лос-Анджелеса.
   • примерный характер:  Не-жизнь не вытравила из нее всех тех привычек, что ей были свойственны ранее, и страсть в ней живет, как и прежде, словно Грассе и не переживала свою смерть. Все ее действия изящны, плавны, грациозны – ей не свойственна резкость, и речи в обыкновении певучи, сладки, хотя грубое слово ей не чуждо.
Она отменный собеседник, который на первых порах подстраивается сам под чужое настроение, а после – задает собственное направление, уже вынуждая принять его. Начитанная, смышленая, с хорошо подвешенным языком, Ванесса переманивает на свою сторону, иной раз не прибегая к помощи каких-либо дисциплин. Она умеет заговаривать зубы, используя и сладкие речи, и мимику, и жесты, и язык тела. Ей нравится ощущать себя в роли манипулятора, доводить и Сородичей, и смертных до состояния когнитивного диссонанса и, в итоге, «помогать» им ненавязчиво принимать то решение, которое будет выгодно для нее самой.
Не сказать, что удовлетворение личных капризов для нее – превыше всего. Даже наоборот: обычно девушка потакает чужим слабостям, являя собой нечто вроде джинна, исполняющего самые сокровенные желания. И делает она это со знанием, что плата после будет во сто крат больше - у нее прекрасная память, чтобы зафиксировать имена и лица должников, а также надбавить пару весомых процентов, тяжесть которых будет подобна камню, привязанному к веревке на шее.
Ванесса прагматична и, планируя что-либо, продумывает заранее, что ей даст положительный исход задуманного. Перфекционистка, не брезгующая самыми грязными методами достижения желаемого, хотя если есть возможность - обязательно найдет того, кто выполнит работу за нее. От своего не отступается ни под каким предлогом, предпочитая в случае необходимости сменить тактику, но не ретироваться.  Даже в изначально проигрышной ситуации будет искать лазейку. Добившись своего всеми правдами и неправдами - а она может пренебречь моралью без особого зазрения совести - как ни странно, интерес не теряет - особенно, если много стараний и сил на то было затрачено. А уж за «собственность» готова и ядом оплевать, и глаза выцарапать – даже с соклановцами иной раз не поделится, еще и зашипит змеей за наглость. Особый ее пункт: никого не оставить равнодушным к своей персоне, и совершенно неважно, какие эмоции будут к ней испытывать, будь то лютая ненависть или слепое обожание. И дело даже вовсе не в любви к вниманию - это просто своеобразная привычка, довольно дурная.  Реагирует лишь на те выпады, которые считает более-менее достойными ее внимания, одаривая колкостями и язвительными высказываниями со снисходительной или ироничной при этом улыбкой.
Если и желает на кого-то надавить, то бьет по самым больным местам, желательно - при наличии публики, чтобы ее слова возымели особый эффект.
Любительница «грязного белья» и прочих мерзких слушков-шепотков-сплетен, хотя предпочитает в большинстве своем не греть уши и не выуживать из кого-то постороннего информацию, а получать достоверную от объекта, чья подноготная ей интересна. Шкафы с чужими скелетами никогда не распахивает насильно - она добивается того, чтобы ее пригласили и любезно, по-джентльменски, открыли дверь, дабы можно было взять на память косточку-другую.
Мстительна и злопамятна, обиды никогда не забывает, хотя не бросается в желании перегрызть горло обидчику, предпочитая копить затаенную злобу ровно до тех пор, пока та просто не выбьет пробку терпения и не выплеснется на неугодного.
Девушка довольно современная, которая хоть и ценит историю, но не зацикливается на событиях былых ночей – все, что было, то прошло. Утопические мысли Последователей Сета в большинстве своем удручают и, выслушивая их вынужденно, закатывает глаза, руководствуясь  принципом «в одно ухо влетело, в другое – вылетело». Впрочем, считается со старейшинами, осознавая, что те обладают властью гораздо большей, равно как и знаниями. Чаще руководствуется логикой, хотя эмоциональные порывы ей не чужды. Гордая, но не надменная, и ради желаемого готова пренебречь некоторыми своими принципами, зная, что после получит в разы больше. Отнюдь не скромница – грязные вещи она говорит прямо, без зазрения совести, а вот с искренностью в иных проявлениях – сложнее. Не сказать, что она лживая от и до, но предпочтет иной раз либо обойти неприятную тему стороной, либо солгать, что у нее выходит довольно-таки славно и правдоподобно.
  • отношения: Рихтер представляет для Грассе особый интерес. Она видит в брюнетке выгодного союзника, покровителя и, конечно же, любовницу. Она знает отношение Лоры к ней, знает, что ту тяготит признание привязанности, и это ей льстит. Впрочем, сетитка, как ни странно, не видит в своей подруге очередное развлечение, и хоть она, порой, и пытается превратить все в игру, но все свои действия направляет не на то, чтобы отдалить от себя женщину. Более того, она стремится заставить Лору принять свою сторону добровольно, равно как и смириться с тем, что Ванесса станет - если не стала уже - неотъемлемой частью не-жизни. В большинстве своем является провокатором, и все конфликты начинаются с ее слов и поведения, хотя и поступает так лишь ради того, чтобы после утешить и успокоить смятенную испытываемым чувством любовницу - уж это она, зная слабости Рихтер, умеет. В своем отношении в открытую не признается, хотя в словах иногда позволяет проскакивать собственническим ноткам, да и говорить предпочитает намеками, а демонстрировать чувства - беззастенчивыми действиями. Откровенность - то, чему она пытается учиться и, собственно, то, из-за чего и бывают склоки. По крайней мере, у нее не всегда получается быть честной с любовницей, хотя прекрасно осознает, что той можно доверить всецело свою жизнь без опасений быть преданной.
P.S. Жду, верю, надеюсь и снова жду ♥

0

4

Мы открылись после двухдневной профилактики и готовы порадовать Вас сразу по трём пунктам!

Обновлённый дизайн - мы постарались сделать внешнюю оболочку ещё привлекательнее и уютнее;

Переход с локационной на эпизодическую систему - всё ради удобства любимых игроков и упрощения ориентирования во времени для них же;

Расширение линейки оборотней - к Гару в скором времени присоединятся десять Фера: Аджаба (оборотни-гиены), Ананаси(оборотни-пауки), Бастет (оборотни-кошачьи), Гурал (оборотни-медведи), Коракс (оборотни-вороны), Моколе (оборотни-рептилии), Нага (оборотни-змеи), Нувиша (оборотни-койоты), Рокея (оборотни-акулы) и Рэткин (оборотни-крысы).

Также напоминаем о том, что продолжается упрощённый приём на оборотней, а ещё действует множество акций как на канон, так и неканон действующих линеек (вампиры, оборотни, призраки).

Мы ждём Вас!

0

5

http://s3.uploads.ru/kuoEs.gif
World of Darkness

0

6

У нас для Вас целых три новости:
1. Открылся набор Фера.
2. Открыт максимально упрощённый прием оборотней.
3. Возобновлён прием вампиров.
Мы Вас очень ждём! ♥

0


Вы здесь » Supernatural: Bedtime Stories » |Партнеры и партнерство| » WoD: The Final Nights


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC